Оригинал материала находится по адресу www.computerra.ru/114555/osss/
4.02.2014

Санкции: удар по свободному софту

Всеми силами я стараюсь не пускать в эту колонку политику, но сегодня выбора нет: вонючая, затянувшаяся история с санкциями сделала неожиданный поворот и ударила по такой вроде бы аполитичной штуке, как свободный софт. Open source — огромный отдельный мир, параллельная реальность, где функциональность доминирует над выгодой, личным интересом, а внешние факторы никакого насильственного влияния на происходящее внутри не имеют. Ну или по крайней мере так казалось до сих пор. Увы, за последние дни стало очевидно, что эта картинка во многом иллюзорна. И виновато в случившемся прежде всего само open source-сообщество — не имеющее и не желающее вырабатывать иммунитет к политическим дрязгам.

Происходящее сейчас — следствие работы документа, подписанного 19 декабря прошлого года Бараком Обамой. Вот он, этот документ, и, если коротко, речь в нём идёт о запрете для граждан США и американских предприятий инвестировать, импортировать, экспортировать, прямо или непрямо, любые товары, сервисы и технологии в/из региона под названием Крым. Больше того, любая собственность, принадлежащая крымчанам и находящаяся в Соединённых Штатах, либо в досягаемости американской юстиции, должна быть «блокирована».

Это не всё, о чём там говорится, но — ключевые пункты, зная которые, можно не удивляться тому, что случилось далее. А далее, особенно активно под конец января, американские граждане начали эти положения претворять в жизнь.

Граждане США, основавшие одну из крупнейших компаний в США, демонстрируют продукт, созданный работниками, проживающими в США.

Порвала с крымскими разработчиками Apple. Отказала в предоставлении некоторых платных сервисов Google. Отвернулись фрилансерские биржи труда oDesk и Elance. Показал фигу PayPal. Прекратили поставки HP и Dell. GoDaddy и другие американские регистраторы начали отнимать и перепродавать принадлежащие крымчанам (и связанным с ними лицам и компаниям) веб-домены. Не совсем, кстати, понятно, отчего вдруг регистраторы решили, что экспроприированное можно перепродавать, ведь в приказе говорится только о блокировке. Но, повторюсь, в той или иной степени всё это было предсказуемо.

Неожиданными оказались побочные эффекты. Первыми их почувствовали крымские пользователи сервиса Google Code (он же Google Developers): им, понятно, отказали в доступе к этому сервису, а тем самым и в доступе к исходным текстам различных open source-проектов, размещённых там.

Что за беда? А беда в том, что на Google Code хостятся в том числе и проекты, весьма важные не только для Google, но и для всего open source-сообщества. Таковы, в частности, libproxy, openjpeg, webp — которые входят в состав дистрибутивов Linux. Лицензии, под которыми они опубликованы, предполагают, что делать с ними вы вольны практически всё, что вам заблагорассудится, при условии, что следующий за вами получает те же права. И, поскольку доступ к их главным репозитариям теперь ограничен, выходит, что ограничена и свобода, ущемлены права некоторых пользователей.

Гражданин США в доме, купленном на деньги, вырученные от продажи акций компании, зарегистрированной в США, с символикой продукта, разрабатываемого им на должности в организации, квартирующей в США.

Впрочем, обвинять Google смысла нет. Во-первых, (почти) ничто не мешает качать исходники с других сайтов — хоть, конечно, участие в процессе разработки упомянутых программ и стало для жителей некоторых регионов сложней. Во-вторых, Google ведь законы не пишет. Это американская компания, а американским компаниям американский президент приказал разорвать отношения с крымчанами — и ей остаётся только козырнуть и выполнить. Проблема на самом деле в том, что очень многие, слишком многие open source-проекты завязаны на компании и лиц, имеющих американское гражданство или прописку.

GitHub (крупнейший архив исходников в Сети, 17 миллионов проектов; владелец GitHub Inc., Калифорния, США), SourceForge (400 тысяч свободных проектов; владелец Dice.com, Айова, США), Kernel.org (владелец The Linux Kernel Organization, Калифорния, США), Linux Foundation (работодатель американского гражданина Линуса Торвальдса, Калифорния, США), Free Software Foundation (президент Ричард Столман; Массачусетс, США), Debian Project (Индианаполис, США) и многие, многие, многие другие.

Кстати, зарабатывают они своей деятельностью или нет — не имеет значения: в тексте приказа ничего об этом не говорится. Так что не удивляйтесь, если в ближайшие дни и недели крымчанам закроют доступ к исходникам Ядра, дистрибутивам Linux, приложениям GNU.

Гражданин США, работающий на организацию, зарегистрированную в США.

И на самом-то деле мы не первые, кто столкнулся с такими ограничениями. За последние годы уже имели место аналогичные инциденты с доступом к open source-проектам для жителей ближневосточного региона — и американским админам приходилось объяснять, отчего вдруг они занялись цензурой (ответ тот же: приказали!). И, конечно, запрет, можно обойти. Правильно настроенный TOR-клиент скрывает IP, не пользует открытых DNS, никто и не заметит, что вы из Крыма. Но удовольствоваться этим — значит смириться с проблемой, с навязанным ограничением. А такое решение не в духе open source-сообщества. Здесь не любят полумер, не прячут ошибки (нет смысла!), режут сразу и без наркоза, удаляя причину по возможности с корнями. Так как и можно ли вычистить политику из свободного софта?

Можно. Более того, ничего не требуется изобретать, всё давно придумано, построено, проверено и действует. Плохая новость только в том, что одних лишь технических средств недостаточно.

Фил Циммерман (нынче занимающийся Blackphone, см. ниже) в начале 90-х рискнул и победил, выступив против санкций: в ответ на обвинения в (запрещённом) экспорте технологий из США, он опубликовал исходники своей PGP. Тогда верх взял здравый смысл и интересы бизнеса. Но какая участь ждёт американского гражданина, рискнувшего повторить подвиг Циммермана сегодня?

Во-первых, репозитарии свободного софта необходимо перенести с локальных площадок вроде SourceForge в децентрализованные пиринговые сети типа Freenet (см. «Прелести и гадости чистого P2P»). Документ, опубликованный в такой сети, хранится везде и нигде конкретно, почему не поддаётся цензуре, ограничениям. Программные интерфейсы, инструменты и методы для этого давно наработаны (см., к примеру, «Distributed software development in Freenet») и требуется только желание и понимание со стороны разработчиков по крайней мере наиболее популярных open source-проектов.

К сожалению, остаётся проблема прописки. Масштабы многих open source-проектов требуют регистрации торговых марок, регистрации юридических лиц, размещения штаб-квартир. Всё это привязывает их участников к конкретным государствам и, по крайней мере теоретически, позволяет привлечь к ответственности за нарушение режима санкций. Следовательно, необходим второй шаг: координационные центры open source-софта нужно вынести в нейтральные страны. Есть хороший, хоть и не совсем чистый пример: разработчики защищённого смартфона Blackphone, очень дальновидно переместившиеся в Цюрих. Туда лежит дорога Столману, Торвальдсу, Шатлворфу.

Сказанное в равной степени справедливо и для граждан Российской Федерации. Санкции, как показала история, это игра отнюдь не в одни ворота. Не сегодня завтра импортировать-экспортировать технологии и сервисы запретят и нам с вами. Готовы?


Linux,open_source,санкции,политика,Крым,Blackphone,импортозамещение




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены