Оригинал материала находится по адресу www.computerra.ru/business/55434/harassment/
4.04.2013

Как потерять работу, неудачно пошутив, или Осторожно: женщина!

Айтишная братия никогда не отличалась политкорректностью. Причин тому много, но в общем всё сводится к известной элитарности профессии и историческому засилью сильного пола в специальностях, связанных с информационными технологиями. Кто попало тут не работает, нужны мозги, некоторый опыт и любовь к технике, а как результат мы имеем на выходе специфического персонажа, склонного, помимо прочего, к циничному, грубоватому, кто-то может даже сказать — мужицкому юмору. Конечно, делая такие заявления, хорошо бы опереться на какое-нибудь социологическое исследование, но учёные, очевидно, считают тему недостаточно интересной, так что давайте обойдёмся личным опытом. Поймайте прямо сейчас парочку айтишников и с серьёзным видом (это важно!) спросите их, может ли длина донгла считаться признаком его (донгла) половой принадлежности.

Донгл, к слову, это «флэшка», электронный ключ, вай-фай-адаптер или любое другое подобное устройство, подключающееся к компьютеру, как правило, через USB. Но не забивайте голову лишними деталями: я готов поспорить, ваши знакомые улыбнутся. Тупо, грубо, прямо? Ну да, пожалуй. Но сюда подмешана порция информатики, а в большинстве случаев это всё что нужно, чтобы сделать почти любую солёность съедобно-смешной для среднего айтишника. Я тоже улыбнулся, когда наткнулся на эту шутку в первый раз. Но вот продолжение заставило меня задуматься. Хоть краем уха вы наверняка уже слышали про Донглгейт — скандал, на котором российская пресса предпочла не останавливаться, ибо история эта мутная и от отечественных реалий вроде бы далёкая. Но присмотритесь — и вы увидите возможные последствия в том числе и для российского бизнеса.

История, о которой пойдёт речь, случилась в середине марта в солнечной Калифорнии. Там, на конференции PyCon — ежегодном сборище разработчиков и вообще сторонников языка программирования Python (своего рода BASIC интернет-эпохи) — одна из участниц стала свидетелем сценки, показавшейся ей непристойной. Нашу героиню зовут Адриана Ричардс и ещё две недели назад она работала на американскую компанию SendGrid (евангелистом, есть такая замечательная профессия на Западе — у нас, вероятно, её можно назвать популяризатором). Так вот, сидя на каком-то скучном докладе, Адриана услышала, как двое соседей позади неё развлекают друг друга шуточными экспромтами, скажем так, добавляя сексуальный подтекст звучащим с трибуны тезисам. Я не могу гарантировать абсолютной точности перевода английской игры слов, но примерно молодые люди обсуждали идею «распечатать репозитарий» с помощью «длинного донгла» (репозитарий — это хранилище программ).

Вот с этого снимка всё и началось. Адриана вообще-то и сама не ангел: незадолго до PyCon она отпустила через Твиттер весьма вольную шутку собеседнику мужского пола, что-то относительно недостаточности наполнения его штанов. Но права мужчин пока заботят общество куда меньше прав женщин.

Явная сексуальная окраска шуточек показалась женщине неуместной, так что она щёлкнула соседей на смартфон и пожаловалась воспитателю — в смысле опубликовала снимок в Твиттере, сопроводив подписью типа «а совсем и не смешно» и попросив там же кого-нибудь поговорить с шутниками. Целилась Ричардс в организаторов конференции, но кроме них твит прочли свыше 10 тысяч её подписчиков.

Тут самое время спросить, отчего Ричардс так завелась? Ну пошутили мужики, посмеялись, так ведь смеялись будто бы не над ней и не для неё. В блоге Адрианы читаем: шутники заставили её чувствовать себя некомфортно. Что ж, понятное дело и ИТ-специфика тут ни при чём. Точно так же на любом публичном мероприятии даме будет неприятно, если мужчины по соседству начнут похохатывать над прелестями докладчицы, например. Однако не забывайте: на дворе не семидесятые, а дело происходило в Соединённых Штатах. И правила конференции, и социальные нормы, и закон вроде бы требуют, чтобы такие инциденты не только не утаивались, а и наоборот — чтобы к ним привлекалось внимание. Потому что речь о потенциально оскорбительных высказываниях, касающихся пола и/или сексуальной ориентации, что может классифицироваться как пресловутый харассмент (букв. домогательство, причинение беспокойства). А с харассментом в Америке строго. Оценить насколько строго, можно по правилам поведения на PyCon, которые на добрых две трети состоят из описания разновидностей харассмента, способов его избежать и предупредить.

Надо отдать должное организаторам PyCon, на обращение они среагировали. С шутниками провели беседу, те выразили понимание и сожаление, но история, увы, на этом не закончилась. Две недели спустя один из ребят (Mr.Hank, работавший на компанию PlayHaven), позволивший себе скабрезности в присутствии дамы, был уволен (с формулировкой «несоответствие поведения корпоративному кодексу полового равенства»), Адриана парадоксальным образом стала объектом насмешек, критики и прямых угроз, её работодатель пережил хакерскую атаку на свои компьютерные системы и в конце концов тоже предпочёл указать Ричардс на дверь. Объясняясь, SendGrid назвала причинами увольнения Адрианы то обстоятельство, что она выставила компанию в невыгодном свете, а также сочла себя судьёй, имеющей право выносить столь щепетильный, очевидно личный вопрос на рассмотрение миллионов человек. Тут руководство SendGrid проявило единодушие с организаторами PyCon, которые добавили в правила своего мероприятия пунктик, требующий впредь обсуждать подобные инциденты в закрытом порядке.

Но и на этом история не кончается. Донглгейт — как его сразу же окрестила западная пресса (по аналогии с приснопамятным Уотергейтом) — оказался поистине золотым дном для теоретиков бизнеса, которые извлекают теперь один полезный вывод за другим, действуя, правда, крайне осторожно, боясь обжечься на ещё не остывшем скандальном материале. Оцените, к примеру, как резко и непредсказуемо может ударить по имиджу человека и компании написанный под действием сиюминутного импульса твит. Деловой России ситуация знакома по паре историй с Аэрофлотом: помните, как потеряли работу Татьяна Козленко и Екатерина Соловьёва, неосторожно посмеявшиеся на своих страничках в Твиттере и В Контакте? Но случай Адрианы Ричардс добавляет теме красок: в результате разгоревшегося скандала пострадали не только непосредственные виновники (собственно шутники), не только сама Адриана, но чего уж и вовсе никто предположить не мог — работодатели, которых общественное мнение буквально распяло. PlayHaven могла бы проявить большую гибкость, определяя наказание для своего сотрудника, который помимо прочего ещё и отец троих детей. А SendGrid критикуют за создание неприятного прецедента: теперь у женщин есть причина бояться сообщать о проявлениях сексизма в рабочем коллективе. Кто мог представить, что случайный твит вернётся смертельным бумерангом? А в результате теперь даже мелким компаниям впору добавлять к трудовому договору пункт, предупреждающий вынос сора из избы.

Сомневаетесь, считать ли фотографию или поступок сексистским? Отталкивайтесь от рассуждения, не ставятся ли способности человека в зависимость от его пола. А вообще, вы не одиноки. Похвастаться абсолютным пониманием могут только американские, да некоторые европейские компании. А вот Samsung, например, постоянно переходит черту. Спектакль, разыгранный ею на мартовской презентации смартфона Galaxy S4 или вот эту рекламную кампанию её фотоаппарата знатоки уверенно причисляют к сексистским.

Другое ценное наблюдение просматривается в том, как пресса и блоггеры реагируют на Донглгейт. Очевидно, что даже Запад, помешанный на равноправии и нравственности, оценивает проблему сексистских шуток не единодушно. Одни видят в Адриане Ричардс поборника и символ половой справедливости, другие — взбесившуюся феминистку, для которой принципы важнее человеческих судеб. Увы, вопрос тонкий и очень туманный. На него не получится дать такой же простой и однозначный ответ, как, скажем, на простое хулиганство — знаете, если бы ребята на PyCon изрезали стулья ножиком или поколотили оппонента. И нам это конечно тоже следует иметь в виду. Сексизм, харассмент, дискриминация по половому признаку: российский бизнес только начинает открывать для себя все прелести цивилизованного ведения дел, но отсюда — только вперёд, деваться нам некуда. И если сейчас судиться с тем же Сбербанком по поводу «унизительного и оскорбительного отношения к женщине» рискуют только наши экспаты (поищите историю Светланы Лоховой), завтра аналогичные претензии могут стать головной болью уже внутри страны.

Наконец, есть ещё один интересный момент. Адриана, как ни крути, стала живым подтверждением случившегося (по крайней мере на Западе) качественного перелома в ИТ-сообществе. Всегда бывшее чисто мужским клубом, айти-крауд превращается в нормальный коллектив профессионалов, где доли полов более или менее выравнены. Сегодня примерно четверть американских айтишников — женщины. Вопрос дефицита слабого пола в бизнесе и особенно в управлении поставлен ребром. Марисса Мейер и Шерил Сэндберг только за последний год намеренно или случайно сформулировали принципы того, что логично будет назвать феминизмом 2.0: равноправие не ради равноправия, но ради лучшей участи для компании, для семьи.

Так вот задумайтесь, почему молодые люди, сидевшие за Адрианой, позволили себе то, что они позволили? Да просто на входе на PyCon не было таблички «Осторожно: женщины!». Отпуская шуточки про длинный донгл, они исходили из устаревшего предположения, что всё ещё живут и работают среди мужчин, не замечая или не желая замечать свершившейся перемены. Так что правильно поступила Адриана Ричардс или нет — судите сами; как по мне, ей стоило подумать трижды, прежде чем отправлять тот твит. Но правда в том, что Донглгейт назрел, он должен был случиться — может быть под другим названием, в другом месте, с другими героями. Но обязательно в наши дни.


Донглгейт,длинный_донгл,юмор,женщина,харассмент,PyCon,ИТ,социальная_сеть




Евгений Золотов, 1999-2017. Личный архив. Некоторые права защищены