Оригинал материала находится по адресу www.computerra.ru/104621/dprk/
8.08.2014

Задача на миллион: рвём инфокарантин Северной Кореи

Логические задачки нынче всё больше развлекательные — гимнастика для ума, не претендующая на практическую отдачу. Я расскажу сегодня о задаче не просто полезной, но, возможно, и способной спасать жизни. На носу всё равно выходные, попробуйте? Яркие идеи здесь очень нужны, на Западе за них даже платят.

Речь пойдёт о Северной Корее, которая — это сложно заставить себя произнести, но давайте сосредоточимся на деталях — остаётся местом интереснейшего информационного эксперимента. Фактически вот уже полвека это огромное государство (25 млн человек по последним оценкам) живёт в условиях односторонней инфоизоляции. Окружающий мир мало-мальски знает, что происходит внутри неё: есть официальные источники, есть не пересыхающий ручеёк перебежчиков, есть даже издаваемый снаружи замечательный журнал «Rimjin-gang», опирающийся на сообщения тайных корреспондентов в КНДР. Но в обратную сторону фильтр почти непрозрачен.

Считается, что рядовой северокореец не знает о происходящем за границей ничего и очень мало — о происходящем в собственной стране, питаясь лишь поставляемыми пропагандистской машиной сведениями. Так вот, поскольку Северная Корея при этом обладает ядерным оружием, многие сочувствующие из-за рубежа полагают, что единственный способ подточить диктатуру — это прорвать инфоблокаду. Не обязательно политическими новостями. Достаточно открыть северокорейцам доступ к потоку повседневной информации из-за рубежа, дать понять, что дышать, работать и рожать детей можно и без Великого Лидера и Вечного Президента.

Мало кто ещё на планете Земля живёт в условиях такой же изоляции, как граждане Северной Кореи. Только своя, утверждённая государством литература — от исторической до фантастической воспевающая идеологию чучхе. Распространение «левых» изданий карается смертью и контроль настолько эффективен, что самиздата в стране нет. Своя музыка (революционная, с обязательным идеологическим подтекстом; K-pop запрещён), свои картины и памятники, производимые госфабрикой с оглядкой на соцреализм, своё как бы основанное на реальных событиях кино. И буквально всё, каждый художественный артефакт, должно быть одобрено свыше.

Та же история со средствами массовой информации. Все печатные издания (несколько десятков газет и журналов), все радиостанции (примерно столько же), тройка телеканалов принадлежат государству, а радио- и телеприёмники преднастроены на государственные частоты. Для журналистов (иногда даже иностранных) шаг в сторону от официальной доктрины — прямая дорога в тюрьму: в авторитетном «Индексе свободы прессы» «Репортёров без границ» Северная Корея занимает 179-е место из 180. И всё информационное «сырьё» для внутреннего потребления монопольно поставляет государственное Центральное Новостное Агентство Кореи.

Мобильная связь в стране есть и доступ к ней уже имеют не только члены привилегированного класса чиновников, но это по-прежнему очень дорогое удовольствие, к тому же без возможности передачи данных (даже на Кубе дела обстоят лучше). Так же и с компьютерами: дорого и без интернета. И каждая многофункциональная цифровая железка в обязательном порядке регистрируется и периодически проверяется «органами».

Кстати, удивительный факт: бегут из Северной Кореи преимущественно женщины. На этом фото Park Yeon-mi, возглавляющая сегодня одну из организаций, ломающих северокорейский инфобарьер. «Я провела там первые 15 лет своей жизни и всё это время думала, что Ким Чен Ир — бог. Условия были ужасными, но я боялась жаловаться даже самой себе: ведь Он сможет прочитать мои мысли».

Нельзя сказать, чтобы информация извне не просачивалась вовсе. За пятьдесят лет работы потрескается любой фильтр — и нынче на блошиных рынках КНДР можно купить компакт-диски и «флэшки» с записями иностранной эстрады, телесериалами, а в приграничных районах пробиваются чужие радиопередачи (глушат). Но всегда стоит трезво оценивать риск: по действующей в Северной Корее шкале, самовольный доступ к материалам из-за рубежа — одно из тяжелейших преступлений.

На руку доктрине изоляции играет и уничтожающая нищета. Цифровая техника, DVD, USB-носители — роскошь, которую могут позволить себе лишь жители столицы (право жить в которой — особая привилегия). А вот как быть остальным двадцати миллионам? Над этой задачей давно бьются люди, которым удалось из КНДР сбежать. Ну и, конечно, кое-что придумали.

Самое популярное на сегодня решение до смешного простое: воздушный шарик. К надутому газом небольшому баллону подвешивается полезный груз и выпускается неподалёку от границы. Ветер относит посылку в сторону КНДР, где шар рвётся (сам, либо по таймеру), доставляя запрещённые предметы в северокорейскую глубинку (проверяли с помощью GPS: работает).

Кладут разное. Кто библейские тексты, кто литературу по правам человека и политические карикатуры, кто шоколадки, а кто долларовые купюры (особый соблазн: ими можно расплатиться на чёрном рынке, где в ходу юани и доллары США), флэшки, миниатюрные радиоприёмники. Масштабы впечатляют: суммарно, различными организациями при финансовой поддержке частных лиц отправлены сотни тысяч таких шаров. Официальная Южная Корея затею не поддерживает, но и не наказывает. Зато власти КНДР об этой активности осведомлены и уже угрожали убить организаторов пусков, а одного из идеологов проекта даже пытались отравить.

Решение, конечно, далеко от идеального, поэтому поиски продолжаются. В минувшие выходные правозащитники из США провели в Сан-Франциско замечательный хакафон «Hack North Korea». Собрав под одной крышей учёных, предпринимателей, инвесторов, прочую активную публику из Кремниевой долины, они — под присмотром нескольких перебежчиков — устроили мозговой штурм всё той же проблемы взлома инфоизоляции. Лучшие идеи, кстати, планируется в следующие же месяцы реализовать. А главный приз взяло опять очень простое предложение: наводнить КНДР миниатюрными спутниковыми тарелками (плоскими, размером побольше средней книги, легко поддающимися камуфляжу), способными принимать и декодировать сигнал от южнокорейского ТВ-спутника. У обладателя такой тарелки появится доступ к двум сотням южнокорейских и западных телеканалов, большей частью развлекательного свойства (сериалы, спорт, погода), но и новостям, и истории.

Чтобы облегчить проникновение устройства в КНДР, авторы идеи (группа подростков, кстати) предложили сперва заинтересовать ею привилегированный класс: если это удастся, чиновники, «подсевшие» на иностранное ТВ, сами помогут ввозить тарелки и поспособствуют тому, чтобы сигнал не глушили. Далее — по старой схеме: показав жизнь как она есть, заронить зерно сомнений и привести людей хотя бы в точку, в которой не так давно были и мы с вами — вспомните «Мы ждём перемен» Цоя.

Увы, спутниковые тарелки хоть и хороши, но отстоят от воображаемого идеального решения даже дальше, чем воздушные шары. Антенны ещё предстоит произвести, переправить через границу, заставить людей рисковать, устанавливая их дома. Но и вообще высокие технологии в северокорейской глубинке теряют смысл: в ситуации, когда людям банально нечего есть, их вряд ли заинтересуют железки.

Так как же это сделать? Как обойти невидимый барьер, воздвигнутый Великим Лидером и донести информацию до людей? Есть идеи?

P.S. В статье использована иллюстрация Yeowatzup.


Северная_Корея,цензура,Большой_брат,цифровой_рычаг,диссидент,связь




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены