Оригинал материала находится по адресу www.computerra.ru/133561/no-oil/
8.10.2015

Чистая энергия волнует нефть

Лет тридцать назад в это трудно было поверить, но — факт: в третьем тысячелетии из всех энергоносителей нас больше всего беспокоит нефть. Не термоядерный синтез, не атомная энергия — банально нефть и прочие углеводороды, от твёрдых до газообразных. И даже если вы не следите специально, всё равно знаете, что последний год на этом рынке выдался неспокойным. Цена за баррель испытала чудовищные колебания, обвалившись из заоблачных высей (сильно дороже $100), где пребывала последние пять лет, в район ниже $50. И что будет дальше никто, конечно, не знает.

Кто-то, вспоминая технический анализ, рисует продолжение обвала и чуть ли не двадцать долларов за бочку — то есть возвращение туда, где нефть пребывала последнюю четверть XX века. Кто-то апеллирует к политике и ждёт резкого вздорожания. Чей прогноз сбудется — судить не возьмусь. Но в контексте сегодняшнего рассказа этого и не требуется. Я предлагаю зацепиться за несомненное: таких виражей углеводородный рынок не видел очень давно. Интересно прикинуть, чем они обусловлены.

Классическая версия сводится к соотношению спроса и предложения. Которое, в свою очередь, зависит от множества факторов, провоцирующих краткосрочные флуктуации цен: разведанные запасы и запасы хранимые, погода и состояние экономики, технологии добычи и транспортировки, политика, войны. Вы, конечно, в курсе всего этого, спасибо СМИ: в стране, благосостояние которой зависит в первую очередь от цен на углеводороды, это естественно. Но я предлагаю на пять минут отклониться от стандартной точки зрения и рассмотреть альтернативный вариант, смысл которого ясен из заголовка. Что если головокружительные пируэты нефтяных цен обусловлены в значительной степени не обычными, всем известными, причинами, а новой: чётко обрисовавшимися на горизонте чистыми источниками энергии, а именно солнцем и ветром?

Отправной точкой для дискуссии может послужить недавнее интервью главы Royal Dutch Shell, Бена ван Бердена. Рассказывая о перспективах нефтяного рынка, он обмолвился и о том, что не сомневается, что однажды солнечная энергия превзойдёт долю нефти в инвестиционных портфелях. Это не означает, что солнце обойдёт нефть по объёмам генерации. Но означает, что альтернатива станет для участников энергетического рынка важней классических энергоносителей: там сосредоточатся деньги, силы, внимание, надежды. Попросту, это будет момент, когда планета переключится на чистую энергию мысленно, согласится с неизбежностью перехода на неё, вслед за чем когда-нибудь случится и физический перелом: солнце станет хребтом мировой энергетики, подмяв под себя электросистемы, транспорт, отопление.

Как скоро? Берден — а это, на минутку, руководитель нефтяного супергиганта, входящего в пятёрку крупнейших в мире — считает, что к тому времени потребность планеты в энергии удвоится. Глядя на кривую роста потребления, можно сказать, что нас отделяют от этого момента ещё несколько десятилетий. Много? Но фишка происходящего в том (и Берден подчёркивает), что это вовсе не будут спокойные тридцать-сорок-пятьдесят лет, после которых вдруг, враз, все признают чистую энергию. Это будет процесс перехода с на. Что, конечно, подразумевает повышенную волатильность.

На самом деле глава Shell не первый, кто выдаёт такой прогноз, просто на текущий момент он самый заметный и самый же необычный среди сторонников возобновляемых энергоресурсов. Уместно задаться вопросом: а не эту ли самую волатильность мы уже наблюдаем? В абсолютном выражении доля солнца и ветра пока мала: они удовлетворяют в лучшем случае единицы процентов нашей суммарной потребности в энергии. Однако для биржи — которая работает на перспективу, на ожиданиях — важнее тот факт, что доля альтернативной генерации растёт и принципиальных барьеров для роста не видно.

Столько энергии мы потребляем.

Чистая энергетика «изнутри» сопоставима по сложности с углеводородной: здесь взаимодействуют множество конфликтующих тенденций. С одной стороны ожидается значительное «охлаждение» государственного интереса (Европа, США) — с пересыханием реки субсидий, которая питала взрывной рост электромобилей и бытовых солнечных электростанций в последние пять-десять лет. Экономика тоже не в лучшей форме, определяя уменьшающийся покупательский интерес: у многих теперь нет денег на (весьма дорогостоящие) эксперименты с чистой энергией.

С другой стороны, цены на солнечные элементы падают в соответствии или быстрее прогнозов, уже опустившись ниже 60 центов за ватт. Эффективность применяемых в быту солнечных батарей тоже продолжает расти: как раз на прошлой неделе SolarCity Элона Маска наделала шуму, анонсировав бытовые панели с 22% пиковым КПД — что слегка больше, чем у конкурентов, да ещё и по меньшей цене, поскольку компания собирается производить их сама гигантскими партиями. Плюс практика применения чистой генерации в развитых странах — с продажей излишков в электросеть, с аккумуляцией дома (растёт число бытовых аккумуляторов, простота пользования уже доведена до пресловутого plug-and-play) — тоже, хоть и не без подводных камней, в общем благоприятна.

Главная сложность, но и главная надежда чистой генерации — в её (пока ещё) дороговизне. Например, солнечная электронергия без государственных субсидий в большинстве регионов всё ещё слишком дорога, чтобы конкурировать с классическими источниками. Эксперты говорят, что даже если раздавать солнечные панели бесплатно, стоимость работ и вспомогательного оборудования сделают цену на производимое электричество выше углеводородного. Но в этом-то и дело: именно дороговизна возобновляемых энергоресурсов поможет не пустить решение задачи их эксплуатации на самотёк. Пример Китая, задыхающегося от транспортных и фабричных выхлопов, у всех на виду. Никто не желает того же себе любимому. А потому есть крепкая надежда, что субсидировать чистую энергию продолжат — до тех пор, пока она не достигнет самодостаточности, сможет конкурировать с нефтью, углём и природным газом.

Ничего сверхъестественного, неожиданного или уникального в этих рассуждениях нет. И участники углеводородного рынка, конечно, уже учитывают их так или иначе — и тем способствуют усилению нервной зыби в том числе нефтяных котировок. Трудный вопрос: как этим воспользоваться?

На столь протяжённом временном отрезке прямые инвестиции теряют привлекательность: вкладываться в бумаги «альтернативщиков» можно, пожалуй, лишь в расчёте на благосостояние детей, не себя лично. Вероятно, лучшим вложением средств будет приобретение продуктов, производимых «чистой индустрией»: бытовые электростанции, электромобили, даже входящий в моду портативный электротранспорт — все они пока ещё экспериментальны, сыры, зато уже проявляют уникальные свойства и позволяют чувствовать прогресс, выгодно отличаясь от скучных, давно застывших в развитии, углеводородных аналогов.

Самый же простой способ извлечь пользу состоит в наблюдении. Как только вы поверите, что чистая энергия уже влияет на углеводородные рынки, происходящее станет для вас самособирающимся пазлом, мозаикой — кусочки которой подбираются одна к другой, формируя слитную картинку. Дизель на легковых автомобилях доживает последние дни? Кусочек там. Моноколесо шагает в массы? Кусочек здесь. Объёмы чистой генерации, введённые в эксплуатацию за год, превзошли генерацию классическую? Ещё кусочек. Расслабьтесь и получайте удовольствие!

P.S. В статье использованы иллюстрации DFID, MJMonty, Duke Energy.


чистая_энергия,нефть,газ,уголь,углеводороды,сырьевая_энергетика,SolarCity,Shell,Солнце,ветер




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены