Оригинал материала находится по адресу ibusiness.ru/blogs/10883
10.02.2011

Стартапы, DEC и принципы Кена Олсена

Термин «стартап» как обозначение молодой компании с перспективной идеей для рынка неизвестной глубины стал популярным в эпоху бума дот-комов. Но есть что-то несправедливое в том, что днём его рождения считаются «нулевые», а эмоциальная окраска замешана на скептицизме. В конце концов, каждый бум — интернета, радио, железных дорог или сталелитейной промышленности, как сто лет назад — сопровождается появлением множества однодневок, основанных с единственной целью выбить из инвесторов деньги. А первый настоящий компьютерный стартап, и кстати один из самых успешных за историю вычислительной техники, появился не в конце девяностых, и даже не в восьмидесятых. В 1957 году была основана компания Digital Equipment Corporation, вписанная в учебники скучной аббревиатурой DEC, но запомнившаяся миллионам людей как родина волшебных PDP, VAX, Alpha.

В те далёкие дни «компьютер» значил «IBM». Две трети компьютерного парка принадлежало мейнфреймам Голубого гиганта — неповоротливым монстрам, стоившим безумные (даже без учёта инфляции) деньги, но главное работавшим в пакетном режиме, лишавшим программиста возможности влиять на строго регламентированный процесс. Программа, подготовленная на перфокартах, вводилась в память, исполнялась в скрытой от глаз цифровой утробе, после чего программист получал результат в виде твёрдой копии. Впрочем, поскольку ничего лучшего на тот момент не существовало, batch mode недостатком не считался. Согласно легенде, первыми задумались над альтернативой сотрудники знаменитого MIT, трудившиеся над несколькими проектами, предполагавшими живое участие оператора в работе вычислительной машины. Среди проектов был симулятор полёта, курируемый Министерством обороны, а также серия экспериментальных транзисторных компьютеров TX.

Как раз здесь один из выпускников, входивший в состав рабочей группы, и подметил удивительную особенность: студенты готовы были часами простаивать в очереди к самодельному TX-0, игнорируя фирменные мейнфреймы IBM. Выпускником был никому тогда не известный Кен Олсен, а ключом к успеху самоделки, по его мнению, стала интерактивность.

Вот так, с яркой идеей и прицелом на рынок, потенциал которого никто не пытался да и вряд ли мог оценить, Олсен с товарищем и пришли к венчурному капиталисту Георгу Дориоту (вошёл в историю как отец венчурных инвестиций). К слову, компьютерные стартапы тогда считались ещё большим злом, чем их дот-ком собратья в период депрессии начала XXI века: слишком уж много их «погорело» в попытке урвать кусок рынка у гигантов IBM и RCA. Но кроме наблюдательности и желания у Олсена было ещё кое-что, а именно подробный бизнес-план. Он планировал построить компанию в два этапа. На первом следовало заняться выпуском не компьютеров, а универсальных цифровых модулей на основе TX, спрос на которые был обеспечен со стороны многочисленных исследователей, работавших в молодом сегменте вычислительной техники. И только после того, как модули выведут баланс компании в плюс, из них же надлежало собрать собственный компьютер, способный оперировать в интерактивном режиме. Деньги были получены и родилась DEC.

Основатель класса миникомпьютеров: PDP-1

Ставка на модули оправдалась, так что уже через два года после основания компании на схематике TX был зачат PDP-1. Эта машина разошлась тиражом всего в полсотни экземпляров, но именно в процессе работы над ней были сформулированы принципы, которые тридцать лет спустя приведут DEC на вершину компьютерного рынка. Занимавший несколько шкафов, PDP-1 был всё же намного меньше мейнфреймов, а потому стал основателем класса миникомпьютеров. Сравнительная дешевизна обеспечила ему успех (пока, правда, в государственных учреждениях), а интерактивность — бесконечное признание среди зарождающегося класса хакеров. Достаточно сказать, что именно для PDP-1 была написана первая компьютерная игра (Spacewar!), первый текстовый редактор (TJ-2) и первый многоканальный секвенсор (Harmony Compiler).

Успех первой модели подстегнул творческий процесс и на протяжении шестидесятых годов линейка PDP пополнилась добрым десятком новых моделей, разделённых на семейства (PDP-8, PDP-10 и PDP-11). Стремительно снижая цену, DEC уже в 65-м, на PDP-8, перешагнула через психологически важную ценовую отметку в 25 тысяч долларов, за чем последовал всплеск популярности PDP в бизнесе, науке и образовании. Фактически создав рынок миникомпьютеров, DEC владела им вплоть до 90-х. А PDP-11 сняли с производства только в 1996 году (всего было продано больше 600 тысяч машин). Популярная в соцлагере Серия Малых (СМ ЭВМ) и «Электроника БК» были аналогами PDP-11 и более поздних конструкций DEC.

Говорят, характер основателя определяет корпоративный дух всей компании и в конечном счёте её продуктов. В случае с DEC это справедливо на все сто процентов. Олсен, известный своим профессиональным юмором («лучшее в стандартах то, что их так много», «вы в курсе, сколько мануалов можно распечатать на те деньги, что я вам плачу?»), руководил компанией как одной большой семьёй — и тридцать лет спустя её уже бывшие сотрудники по-прежнему тепло отзываются о настроении, царившем в коллективе.

Кадровый вопрос Олсен решал просто и всегда одинаково: отбирал лучших и предоставлял им максимум полномочий

Поощряя конкуренцию даже между отделами, сделав ставку на диверсификацию и щедро финансируя смелые идеи (Олсен предпочитал вкладываться в технику, нежели в рекламу, говоря: «хорошие продукты продаются сами» и «единственное, зачем нужна реклама, это чтобы ваша мама знала, что вы работаете в хорошем месте»), DEC большую часть своей истории удерживалась на переднем крае. Неудивительно, что PDP, VAX (32-битный наследник) и Alpha (первая истинно 64-битная микроархитектура) оставили в истории вычислительной техники фантастический шлейф изобретений и новаторских решений, одно только перечисление которых займёт страницу. Язык программирования C и операционная система UNIX родились на PDP. Базовые элементы и принципы современных операционных систем (процессы, древовидная структура, общее адресное пространство для программ и устройств) были отработаны там же, да и сами операционки DEC (OS/8, RT-11) стали источником вдохновения для CP/M и как следствие MS-DOS. Отголоски Alpha и сегодня слышны в «Пентиумах» и ARM-совместимых. Билл Гейтс назвал основателя DEC человеком, оказавшим самое сильное влияние на его жизнь, да и как иначе, если юность его прошла на PDP-10, а первый по-настоящему успешный продукт, BASIC, был фактически срисован с «Бейсика» для PDP. Юникод, Ethernet, да и Arpanet и её знаменитая наследница, оконный интерфейс тоже находятся в послужном списке DEC.

К 90-м годам Digital Equipment Corp. была вторым по величине игроком ИТ-индустрии, уступая лишь IBM. 140 тысяч её сотрудников, работая в 95 странах мира обеспечивали 14 миллиардов долларов годовых продаж. Ахиллесовой пятой гиганта стал тот же самый автократизм основателя, что привёл компанию к успеху.

Привычно контролируя все аспекты деятельности своей империи, Олсен наложил вето на идею микрокомпьютеров, стоящих ныне на каждом столе и в каждом доме. Его знаменитое «не существует причины, по которой кому-то понадобился бы домашний компьютер» (1977) стало надписью на могильной плите DEC. В 90-х, уволив бессменного лидера, компания пошла по рукам, отойдя сначала Compaq, а после HP. Но мало кто знает, что и тогда Олсен не изменил точки зрения: по его мнению, рано или поздно люди, уставшие администрировать свои компьютеры, повернутся от персоналок к терминалам — и последний писк технологической моды, cloud computing, не есть ли прямое подтверждение его слов?

Увы, основатель DEC уже не увидит терминалов XXI века. Кеннет Олсен умер в это воскресенье. Ему было 84.


DEC,PDP,Кен_Олсен,MIT,ностальгия,личность,история_успеха




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены