Оригинал материала находится по адресу www.computerra.ru/120643/cops-and-smarts/
13.04.2015

Снять полицейского — и остаться в живых

По мере того, как локомотив цифровой революции сбавляет ход, возможность стать очевидцем какого-то принципиального нового феномена выпадает всё реже. Да, мы уже не те счастливчики восьмидесятых-девяностых годов, на которых судьба вывалила ворох цифровых изобретений — но с другой стороны и слава богу, потому что мы избавлены от сопутствующих проблем. Однако революция всё-таки продолжается и даже во втором десятилетии XXI века случаются сюрпризы весьма неоднозначного свойства. Переход фотографии на цифровые рельсы — один из таких.

О побочных эффектах этого процесса за последние четыре года здесь шла речь не раз. Вот основатель быстрой фотографии цепляется за жизнь (неудачно; к настоящему моменту Kodak фактически мертва), вот сдают позиции профессиональные фотоаппараты, вот публика, то смеясь, то плача, пытается понять и принять феномен апскирта. Но есть и ещё один эффект, одновременно более масштабный и болезненный по сравнению с остальными: он обещает изменить нашу жизнь очень сильно — если только мы сумеем его «оседлать». Речь о так называемом гражданском контроле, иногда именуемом также гражданской журналистикой.

Чтобы представить масштаб явления, взгляните на следующий график (я намеренно сохранил его оригинальный размер). Он изображает суммарные мировые продажи фотокамер в тысячах штук в год. В самом его низу (серым) скромно ютятся аналоговые фотоаппараты: расцвет их пришёлся на 90-е. Синим — и заметно выше — ушли фотоаппараты классического формата (т.е. умеющие только снимать), но уже цифровые. Зелёными и красными следами там же отмечены цифровые профессиональные камеры. Но основное пространство графика — жёлтым, с пиком в последние годы почти в полтора миллиарда штук — занимают смартфоны. И это даже без учёта простых мобильных телефонов с встроенной камерой и быстро вышедших из моды наладонников!

Продажа фотокамер различного типа от начала XX века до наших дней (графика: Petapixel.com).

Население Земли составляет сейчас примерно 7 миллиардов человек. И, получается, благодаря смартфону, готовый к применению фотоаппарат лежит теперь в кармане примерно каждого второго или каждого третьего человека (с акцентом на развитые страны). При таком раскладе мы неизбежно должны получить какие-то заметные изменения в образе жизни — и мы их, конечно, получили. За каких-нибудь десять лет мы привыкли фотографировать всё и вся: количество производимых за год снимков растёт по экспоненте, превысив полтриллиона штук. Мы имеем феномен «селфи». И, собственно, гражданский фотоконтроль — штуку взрывоопасную, способную вскрывать для общества факты, о которых раньше гражданин может быть догадывался, но не мог быть уверен из-за отсутствия документальных подтверждений.

Нельзя сказать, что гражданский контроль с применением цифровой фототехники придумали только сейчас. Пионер носимого компьютинга Стив Манн носится с идеей наблюдения за наблюдающими с начала нулевых (см. «Зуб за зуб» 2002 года), предложил соответствующий термин (sousveillance), учредил посвящённый ему день и даже лично успел ввязаться в несколько конфликтов на этой почве (помните его приключения в «Макдональдсе»?). Цветут всевозможные liveleak.com. В последние годы стало казаться, что важную роль в процессе сыграют электронные очки а-ля Google Glass (см. «Встречайте Младшего Брата»). Однако смартфон неожиданно переплюнул все конкурирующие железки — и теперь можно утверждать, что именно благодаря ему мечта о тотальном гражданском фотоконтроле стала реальностью.

Откройте новости! Соединённые Штаты сотрясает череда совершенно однотипных скандалов, в центре которых — произвол правоохранительных органов. Последний инцидент случился в прошлый вторник в Южной Каролине, когда остановленный из-за разбитой фары 50-летний чернокожий водитель напал на полицейского, отнял у него табельный тазер, а после бросился бежать и получил пять пуль в спину. Да, труп (попытка реанимации, предпринятая стрелявшим немедленно, успеха не имела), и случись это ещё десять лет назад, дело закончилось бы служебным расследованием с вердиктом в пользу служителя закона.

Полицейское управление и сейчас встало на его сторону — одобрив версию событий, озвученную самим стражем порядка. Но вот незадача: оказавшийся поблизости случайный прохожий заснял всё на смартфон — и через его объектив события выглядят прямо скажем иначе. Полицейский стреляет в безоружного паникующего человека, а когда тот падает, даже не пытается спасти ему жизнь, а подтаскивает некий предмет (предположительно, тот самый тазер, который, со слов очевидца, убитый и не пытался отнять) и спокойно дожидается подмоги. Автор ролика не планировал публиковать его сразу, но услышав, что полиция соврала буквально по каждому пункту, выложил ролик в Сеть. Выложил анонимно — и эта деталь сама по себе заслуживает отдельного разговора.

Из-за полицейского произвола Штаты и так уже балансируют на грани социального взрыва. Нью-Йорк, Фергюсон, Кливленд, и прочие, и прочие: инциденты, часто со смертельным исходом, следуют один за другим, десятками в месяц, и американцы естественно задаются вопросом, а не слишком ли рано стражи порядка хватаются за оружие, особенно имея дело с «цветными» гражданами? Но, повторюсь, случись это раньше, правительству и полиции может быть и удалось бы вернуть общественное мнение на свою сторону. Но нынче в кармане каждого американца смартфон — и благодаря этому эскалация напряжённости продолжается.

Произошедшее в Южной Каролине — скорее правило, чем исключение: подтверждений тому множество в Сети. Отличная точка для старта — блог фотожурналиста Карлоса Миллера «Фотография не преступление» (Photographyisnotacrime.com, PINAC), основанный семь лет и превратившийся за эти годы в обширное досье, где каждый день появляются новые записи, сделанные неравнодушными гражданами. Этот сайт натурально жутко листать, настолько грязной и кровавой оказывается изнанка страны победившей демократии, рисуемая смартфонами случайных очевидцев.

А конфликт, собственно, в том, что полиция, естественно, не горит желанием светить действия своих сотрудников — и прохожие, включающие смартфон, чтобы запечатлеть очередную сцену полицейского произвола, всегда рискуют. Основатель PINAC в своё время сам пострадал от того же, попав под арест, но легко отделался, сумев привлечь к своему случаю внимание общественности. Другим, бывает, везёт меньше. Например, Рамсей Орта, заснявший прошлым летом, как нью-йоркский коп задушил прохожего (громкая была история), вот уже полгода томится на нарах по явно надуманному обвинению — несмотря на то, что семья заплатила за него залог (собранный волонтёрами), а сам он объявил голодовку, подозревая, что администрация тюрьмы пытается его отравить. Да, у Орты незавидный послужной список (в прошлом осуждённый преступник), но мало кто из американцев не верит, что сейчас он страдает за правду.

Для этого афроамериканца столкновение с полицией тоже закончилось смертью (видео Рамсея Орты).

И таких, как Орта, десятки, сотни — и в каждом случае фигурирует смартфон. Вот «вяжут» подростка, заинтересовавшегося действиями копа на дороге и направившего на того мобильник, вот глава полицейского управления выгораживает своего подчинённого, заснятого во время избиения беременной, вот шериф стирает чью-то запись — и так далее, и так далее. В общем, среднестатистический американец сейчас уверен, что если тебе удалось заснять сомнительное поведение стражей правопорядка, правильней утаить своё имя и физиономию. В лучшем случае записи удалят, в худшем — повяжут и соврут о причинах ареста. Вот почему человек, снявший трагедию в Южной Калифорнии, не назвал себя сразу — и только когда к делу было привлечено внимание, когда офицера уволили и выдвинули против него обвинение в убийстве, рискнул показаться телевизионщикам.

Процесс «притирки», становления гражданского фотоконтроля, в США едва ли отнимет теперь много времени. Общество кипит и хоть пока ещё в отдельных штатах фиксируются попытки провести законы о запрете на съёмку действий полиции (безуспешно), кончится, конечно, тем, что право снимать стражей правопорядка будет за гражданином закреплено так же твёрдо, как и классические гражданские права. Что в свою очередь приведёт к оздоровлению ситуации по крайней мере на улицах: у полиции уже не будет обычной возможности покрывать свои неправомерные действия.

В Европе идёт похожий процесс, но лично мне интересно, кончится ли тем же самым у нас, в России? Согласно статистике последних лет, мы пока отстаём от развитых стран в плане популярности смартфона на душу населения: устройством этого класса владеет лишь каждый третий россиянин, но два из трёх европейцев и американцев. Что будет — с нашим-то запретом на скрытую съёмку, пристрастными судами, авторитарной системой управления — когда и мы пересечём критическую черту в 66%?


фотография,смартфон,гражданский_контроль,Младший_брат,sousveillance,полиция,цифровой_рычаг,преступление_и_наказание




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены