Оригинал: www.computerra.ru/229114/kak-neremontiruemyj-iphone-pomogaet-utverdit-pravo-na-remont/
15.05.2018

Как неремонтируемый iPhone помогает вернуть право на ремонт

Представьте, что каждое цифровое устройство можно было бы починить, представьте, что каждый покупатель знал бы об этом и этой возможностью при случае пользовался. И тогда...

Изделия ценой в десятки тысяч рублей не отправляются на свалку из-за сломавшейся детали, стоящей в сотни раз меньше. Срок службы бытовой электроники удлиняется в разы. Ремонтной индустрией создаются новые рабочие места, планета избавляется от лишней гадости, сливаемой и испаряемой через заводские трубы, софтверная индустрия перестаёт «осваивать гигагерцы» и снова концентрируется на идеях...

В этом идеальном сценарии недостаёт мелочи: вот уже скоро как двадцать лет не удаётся избавиться от «бы». Техническая возможность ремонтировать цифровое «железо» и право на таковой ремонт, до третьего тысячелетия бывшие безусловными и несомненными, таковыми более не являются. Производители под разными предлогами отняли их — и вернуть утраченное оказывается ох как непросто! Тем не менее борьба продолжается и как раз сейчас — пусть и за океаном, но с самыми непосредственным последствиями для нас — наметился перелом. А помог случай, о котором сегодня и пойдёт рассказ.

Примерно с год назад программисты Apple добавили в операционную систему iOS функцию, иногда ограничивающую производительность смартфона. Работать этот «ограничитель» поначалу должен был лишь в «Айфонах» серии 6/6 Plus (продукт 2014-го года, но выпускается до сих пор, как удачная модель среднего ценового ряда; общие продажи свыше 200 млн. штук), но и этого оказалось достаточно, чтобы спровоцировать очень громкий скандал.

Суть ограничителя: если аккумулятор изношен, то, начиная с некоторого уровня его разряда, система будет стараться ограничить разрядный ток. Достигается это несколькими нетривиальными манипуляциями (в частности, замедлением исполнения некоторых процессов и снижением тактовой частоты), объяснить суть которых рядовому юзеру непросто. Но результат их виден и понимаем очень легко: смартфон начинает ощутимо притормаживать. Точно измерить эффект можно с помощью специальных тестов — что энтузиасты, уже под занавес года, и сделали. И разразился скандал. Грандиозный!

Результаты тестирования iPhone 6s без ограничителя (слева) и с ограничителем производительности (справа; обратите внимание на иной масштаб по вертикали). Упрощённо, это означает, что вместо решения одной сложной задачи за раз, смартфон теперь «размазывает» её во времени, решая в несколько этапов и медленней. Графика: John Poole.

Согласитесь, причина весомая. Никого не предупредив, один из ведущих производителей вдруг начал замедлять свои старые смартфоны. Для чего? Да конечно чтобы пользователи покупали новые! Ведь большинству обладателей iPhone недосуг вникать в технические нюансы. Устанут от «тормозов», спишут их на множество причин, на которые такое давно принято списывать (мол, свежее ПО сильнее нагружает процессор, требует больше памяти и пр.) и выложат шестьдесят тысяч за новую модель. Собственно так оно теперь и происходит, и не только в мобильной электронике. Отличие на этот раз в том, что производителя удалось буквально поймать за руку. Одно дело догадки, другое — результаты тестирования: мы точно знаем, что производительность iPhone 6/6 Plus/6s/6s Plus/SE под управлением iOS 10.2.1, а с версии 11.2.0 и iPhone 7, искусственно и значительно ограничивается!

В пике скандал впечатлял! Форумы трещали от гневных постов в адрес «любимой Apple», самые крупные печатные издания отдавали истории место на первых полосах, в нескольких странах регуляторами были инициированы расследования не только Apple, но и других компаний (Samsung в том числе), заподозренных в том же. Даже сама Apple, обычно отмалчивающаяся, снизошла до официального ответа-извинения и обещаний всё исправить, что, впрочем, не спасло её от (буквально!) десятков судебных исков, поданных в следующие недели и месяцы.

Между тем прочесть объяснительную Apple стоит. Суть её в том, что компанией на самом деле двигала забота о потребителе. Проблема — сама литий-ионная технология аккумуляции электрической энергии. Литиевые аккумуляторы ёмкие, удобные в эксплуатации, но сравнительно быстро изнашиваются, так что уже после нескольких сотен циклов заряда-разряда (то есть как раз после года-двух пользования) проявляются нежелательные эффекты. Нарастает внутреннее электрическое сопротивление, падает отдаваемая мощность, а в итоге аккумулятор не всегда способен удовлетворить запросы смартфона во время максимальной нагрузки (тем более, например, при эксплуатации на морозе). Для пользователя это обернётся неожиданными сбоями в работе приложений или даже перезагрузкой системы. Поскольку такие случаи бывали, Apple и решила помочь пользователям. И кто же знал, что так аукнется!

Тем забавней констатировать, что Apple не первая и далеко не единственная, кто такой ограничитель поставила. Давно и разнообразно он используется, например, в Android (если интересно, ищите по ключевым словам BCL/BTM). Но и вообще его принято устанавливать в цифровую технику, неожиданное отключение которой способно навредить человеку: так, он имплантирован во многие гироциклы, прежде всего в моноколёса — где отказ изношенного аккумулятора чреват не только ребутом, а и травмами (см. «Моноколесо и парадокс безопасности»). И где-то пользователя предупреждают, что ограничитель стоит, где-то нет, но в общем и целом никогда ещё это не провоцировало такой волны обвинений в адрес производителя.

Почему покупатели так остро среагировали в случае с Apple? Рискну предположить, сказалась её пресловутая привычка думать за пользователя, определять, в каком направлении ему можно и нужно двигаться, не утомляя лишними деталями. Правильным поведением было бы минимально объяснить проблему в настройках (как делает Google) и спросить разрешения на включение ограничителя — тогда и реакция получилась бы обратной. Тут же пользователи проанализировали ситуацию как есть: заметив, что старый телефон начал «тормозить», обыватель делает естественный вывод, что заменить нужно телефон, а не батарею! Естественно это на руку Apple, естественно, что её же и обвинили.

Чтобы максимально продлить срок службы аккумулятора, стоит придерживаться нескольких несложных правил. Apple опубликовала их для своих покупателей, но они пригодятся и пользователям портативной электроники вообще. Итак: литиевые аккумуляторы не любят перегрева, поэтому по возможности не используйте и тем более не заряжайте устройство при температурах выше 35°C. По этой же причине старайтесь не заряжать его в чехле. При длительном хранении оставляйте аккумулятор заряженным наполовину и отключайте питание. И обновите системный софт: в свежих версиях наверняка появились новые функции энергосбережения.

Но это был так сказать вывод первого уровня. Что получилось по-настоящему неожиданным, так это вывод второго уровня, сделанный из скандала после некоторых размышлений и прений — на форумах, в СМИ и, главное, среди законодателей. Отправной точкой тут послужила цена замены того самого аккумулятора.

Дело в том, что даже если бы Apple сразу раскрыла суть проблемы — прямо объяснив, что смартфон работает медленней из-за аккумулятора, который стоит заменить — пользователи всё-равно оказались бы перед непростой дилеммой. Произвести замену можно у самой Apple, но дороже 80 долларов США (правда, под давлением негодующей публики компания снизила цену до $29, но это временно, предложение ограниченное, так что очереди многомесячные и, судя по форумам, всем желающим с ходу поясняют, что проще бы им купить новый телефон). А можно в «подпольных» мастерских более чем вдвое дешевле, но с потерей гарантии (за любое вмешательство в iPhone, произведённое не специалистами Apple или немногочисленных сертифицированных ею сервис-центров, которым, впрочем, позволен очень ограниченный круг операций) и с риском для смартфона (неизвестно, откуда взялись запчасти — обычно их заимствуют из разбитых экземпляров — и какова квалификация мастера; ведь «Айфоны» входят в число наименее приспособленных для ремонта устройств). Да, Apple не желает, чтобы её продукты ремонтировались кем-либо, кроме неё самой, и всеми доступными способами принуждает покупателей пользоваться только своим, официальным, сервисом. То есть сильно переплачивать.

И вот тут мы выходим на дискуссию, которая тянется уже хорошо больше десятилетия — и началась, кстати, во многом благодаря Apple, а точнее, её плееру iPod, чаще всего упоминаемому теперь как одно из первых малопригодных для ремонта цифровых устройств. Предметом обсуждения здесь является так называемое «право на ремонт» (вспомните «Праву на ремонт быть!» и «Не влезай, убьёт»).

Усложнение бытовой электроники в какой-то момент сделало её неремонтопригодной. Если в компьютере тридцатилетней давности можно было поменять детали, в современных ультрабуках детали зачастую составляют часть корпуса, так что лезть внутрь без специальных инструментов и запчастей опасно, да и бессмысленно. Производители же, уцепившись за это обстоятельство, ещё и законодательно стараются проникновения внутрь ограничить (примешивая сюда копирайт и DRM), и зарабатывают таким образом дополнительную прибыль.

Производители говорят теперь: купил — ещё не значит, что завладел! И речь не только о компьютерах-телефонах, но и сельскохозяйственной технике, например, спровоцировавшей три года назад один из самых острых скандалов. Потому что покупатели, особенного старших возрастов, не привыкли, чтобы им запрещали (!) ковыряться внутри честно купленной (!) техники, и требуют, чтобы такое право было не просто возвращено, но и законодательно оформлено. Короче говоря, чтобы ни у кого и никогда больше не возникало сомнений в том, что потребитель таким правом обладает!

Но увы, скандал следует за скандалом, проекты законов пишутся и вот-вот вроде бы уже доходят до принятия, но фактически так ничего и не меняется. В том числе и потому, что производителям, объединёнными усилиями лоббирующим свои интересы на самом высоком уровне, раз за разом удаётся отстоять своё право выпускать закрытую от покупателя, неремонтопригодную электронику. И так бы оно, вероятно, и продолжалось дальше, если бы не нынешняя зима и злосчастный аккумулятор.

Число потребителей, посчитавших себя пострадавшими, в данном случае оказалось так велико, что поднялась по-настоящему массовая волна недовольства. В результате в США к весне уже не один и не несколько, а почти два десятка штатов подготовили свои в общем схожие черновики законов, утверждающих право покупателя на ремонт. Согласно этим законам, производитель сложной техники обязан предоставить покупателю информацию о том, как должен производиться ремонт (то есть, в конкретном случае с iPhone — как извлечь аккумулятор, не повредив других элементов смартфона), продавать запасные части и необходимые для ремонта инструменты, предупреждать пользователя о наличии искусственных ограничений функционала, буде таковые имеются, и по возможности делать конструкцию ремонтопригодной.

Одним из аргументов производителей в споре о праве на ремонт долгое время была якобы невозможность создания ремонтопригодной и одновременно достаточно компактной и прочной конструкции. Мол, выбирайте: или продукт, впечатляющий внешним видом и характеристиками, но вскрываемый только особыми инструментами в правильных условиях, или разбираемый руками, но толстенький, увесистый, ни от чего не защищённый. К счастью, тут спорить больше нет нужды: сами же производители этот довод и сняли. Одновременно с iPhone 6 вышел Samsung Galaxy S5 — разбираемый за минуту, со сменной батареей, и тем не менее влаго- и пылезащищённый. (Графика: Pocketnow).

Конечно, производители в долгу не остались, но в этот раз их ответ прозвучал менее убедительно. Как и прежде, несколько ассоциаций, включающих Apple, Sony, Microsoft, LG, Dyson и другие компании, стали давить на законодателей: мол, если дать возможность потребителям ремонтировать технику самостоятельно, это может ударить по самим же потребителям. Позвольте легко менять аккумулятор — и в смартфоны будут ставить пожароопасные «левые» аккумуляторные батареи. Ослабьте контроль над заменой компонентов, распознающих отпечаток пальца или лицо — и этим воспользуются мошенники, которые станут красть биометрическую информацию, биометрия в смартфонах утратит надёжность. А «крайними» в споре, мол, снова окажутся производители, потому что это ведь им в конце концов понесут некачественно отремонтированную технику!

Однако радует то, что аргументы у производителей те же, что и год, и пять, и десять лет назад. Их доводы очевидно исчерпаны, новых они найти не могут. Равно как и внятно объяснить, как же тогда смогла выжить и не уничтожить цивилизацию обыкновенная автоиндустрия — ведь там ремонт своими силами и силами несертифицированных мастерских разрешён минимум последние сто лет.

Что в итоге? Есть хороший шанс, что именно в текущем году первые законы о праве на ремонт будут приняты. Сперва в Соединённых Штатах, как наименее бюрократизированном рынке, потом в Европе, а там докатится и до нас. И законы эти действительно изменят ситуацию с электроникой к лучшему. Не только потому, что е-мусора станет меньше, а ремонт — менее рискованным и дешёвым (дешевле он может быть и не станет, ибо можно заставить вендоров продавать запчасти, но нельзя заставить их продавать запчасти по себестоимости). Кроме того, вероятно, производителям удастся отстоять разумное требование об утрате гарантии в случае повреждения пломбы.

И всё-таки пользоваться электроникой станет приятней — в том числе и потому, что ремонт силами третьих лиц станет более квалифицированным, а поводов подозревать производителей в обмане меньше. Раскрытие информации об устройстве и функционировании сложной бытовой техники, которого добиваются авторы законопроектов о праве на ремонт, сделает более информированным и ремонтников, и пользователей. И если «виновна» аккумуляторная батарея, мы будем знать это и сможем осмысленно выбирать варианты — зная причину и не боясь, что прошедший починку смартфон превратится в бомбу.

Согласитесь, важное уточнение!


право_на_ремонт,iPhone,аккумулятор,железо




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены