Оригинал материала находится по адресу ibusiness.ru/blogs/13006
15.07.2011

Как веб-продавцы в США сражаются с налоговой реформой и сможет ли Amazon.com переписать законы?

Налоги относятся к той категории вопросов, поднимать которую без учёта локальной специфики почти всегда бессмысленно. Национальные и региональные особенности, к примеру, Соединённых Штатов делают обсуждение тамошних налоговых конфликтов бесполезным применительно к Европе. Но бывают и исключения — и как раз сейчас раскручивается одна из таких историй, имеющая универсальную ценность. Всё там же, в США, крупнейший интернет-ритейлер вознамерился переписать налоговое законодательство, дабы освободить себя и себе подобных от новомодного изобретения властей: налога с онлайновых продаж.

В Америке нет единого налога с продаж. Каждый из пятидесяти штатов имеет право определить собственную ставку и взимать её с бизнесов, работающих на подконтрольной территории. Обязанность сбора ложится на продавцов, которые просто добавляют к цене товара установленный процент. Собственно яблоко раздора в том, как определить, ведёт ли компания деятельность на территории конкретного штата. С обычными магазинами просто: есть торговое помещение — плати. Но вот как быть с интернет-продавцами, зарегистрированными в других субъектах федерации?

На самом деле, корни конфликта уходят даже глубже: начался он ещё в 80-х годах, до рождения World Wide Web, с обычных «магазинов по почте». Решением верховного суда двадцатилетней давности, эти продавцы избавлены от уплаты налога с продаж в тех штатах, где у них нет так называемого физического присутствия (тех самых торговых площадей). Этим же долгое время пользовались и веб-ритейлеры, благодаря чему США завоевали славу территории, свободной от интернет-налогов.

Однако когда звезда электронной коммерции затмила оффлайновых продавцов, в регионах решили, что определение «присутствия» пора пересмотреть. И пересмотрели: сейчас уже около десяти штатов добавили в определение наличие компаний-партнёров и/или любых подразделений, в том числе производственных или маркетинговых. В переводе с руководящего на русский, это означает, что если интернет-продавец выплачивает вознаграждение сайтам, зарегистрированным в данном штате (к примеру, за то, что они приводят ему новых покупателей), либо имеет здесь дочерние структуры, занимающиеся пусть даже не торговлей, а только производством товаров, то должен и платить налог с местных продаж.

Железный Арни, позволивший себе мужскую слабость, нынче не в чести у американцев. А ведь именно ему они обязаны самым светлым периодом электронной коммерции: будучи губернатором Калифорнии, Шварценеггер лично наложил вето на первый проект закона об интернет-налогах.

Большую часть своей жизни Amazon, равно как и другие интернет-продавцы в США, была избавлена от уплаты налога с продаж — ведь магазинов в классическом понимании этого слова у них не было. Но по мере того, как один за другим штаты стали утверждать расширенную трактовку, компания начала борьбу за свои права.

Последним из регионов, одобрившим «расширенное» толкование присутствия, стала Калифорния — самый населённый субъект Соединённых Штатов. Здесь поправка к закону вступила в силу 1 июля, а уже через неделю подверглась жестокой критике со стороны того самого крупнейшего интернет-ритейлера, о котором шла речь выше: Amazon.com выступила с беспрецедентной для е-бизнеса инициативой провести референдум и узнать, как относятся к нововведению рядовые налогоплательщики. Если до конца сентября компании удастся собрать полмиллиона подписей в свою поддержку, то в феврале, на очередных выборах, вопрос будет включён в избирательные бюллетени — и есть хороший шанс на отмену грабительского сбора.

Там, где её лишают «налоговой неприкосновенности», Amazon закрывает склады, пытается судиться с властями, а прежде всего рвёт связи с сайтами-партнёрами. Учитывая размах бизнеса (выручка за 2010 больше 34 млрд. долл.), события приобретают катастрофический характер. Только в Калифорнии у компании 10 тысяч интернет-посредников, живущих на проценты с приведённых покупателей. А всего по стране — более 200 тысяч. И это у одной только Amazon!

Вокруг акул интернет-ритейла вьётся настоящий рой небольших сайтов-аффилиатов (сервисы сравнения цен, товарные поисковики, купонные брокеры и т.п.). Львиная доля дохода этих мелких бизнесов складывается из выплат, которые они получают буквально с одного-двух гигантов. Поэтому когда прижатые налоговиками Amazon, Overstock.com, Blue Nile и другие стали обрывать связи с партнёрами из «провинившихся» штатов, Сеть заполнилась жалобными историями.

Для интернет-мелюзги порвать связь со старшим товарищем означает стать бесполезным для потребителя. А значит придётся увольнять сотрудников, резать бюджет, перестраивать бизнес. Вот почему когда пиарщики Amazon утверждают, что сражаются не только ради своего блага, никто не смеётся.

Говорят, секрет успеха Джеффа Безоса кроется в прицеле на перспективу. В детстве, когда все мечтали стать астронавтами, он хотел быть космическим бизнесменом. И, кстати, добился своего: сегодня ему принадлежит Blue Origin.

В Калифорнии, которая претендует на восемьдесят миллионов долларов с Amazon только в текущем году, Безос сотоварищи тоже первым делом оборвали связи с партнёрами. Но этого недостаточно. Здесь у компании имеются два производственных подразделения (занятых, в частности, читалкой Kindle), которые вполне сгодятся за доказательство физического присутствия. Возможно поэтому классик розничной торговли через Сеть и решился на крайнюю меру в виде референдума.

Вместе с тем, именно референдум — самый надёжный и дешёвый способ откатить поправку: рядовые налогоплательщики встанут на сторону Безоса просто потому, что увеличение налогового бремени мало кому из них по душе. Если налог с продаж для интернет-торговцев удастся отменить в Калифорнии, эксперты не исключают, что начнётся цепная реакция с аналогичными последствиями в других штатах.

Однако у медали, которую может повесить на грудь основатель Amazon.com, есть и обратная сторона. Во-первых, регионы зверствуют не от хорошей жизни. В той же Калифорнии дефицит бюджета близок к 10 млрд. долларов, а уровень безработицы перевалил за 11%. Во-вторых, помимо государства есть ещё и традиционные ритейлеры — которых, понятное дело, никто от налога с продаж не освобождал. Они считают привилегию интернет-торговцев нечестной: хватит и того, что веб-конкуренты избавлены от необходимости содержать торговые площади!

Аргумент этот подтверждается наблюдаемым в последнее время в США любопытным трендом: покупатели электроники приходят в супермаркеты только чтобы посмотреть и пощупать товар, а собственно приобретают его в Амазоне, где цены в среднем на 10% ниже. Оффлайновые продавцы даже сформировали организацию Alliance for Main Street Fairness, ратующую за равноправие — а среди её участников такие воротилы как Wal-Mart, Barnes&Noble, Best Buy, Home Depot и др.

Параллельно конфликт с удовольствием обсуждают и рядовые американцы. Понять, за что платит налог с продаж посетитель обычного магазина, можно: он пользуется общественным имуществом, совершая покупку. Но вот за что ещё должен платить сетянин, и так уже оплативший и свою персоналку, и выход в Интернет, и доставку почтой?

Наконец, забавно попытаться перенести американский опыт на российскую почву. За последние двадцать лет налог с продаж у нас дважды вводился и оба раза был отменён, став объектом ожесточённых дискуссий — вызванных в общем теми же нюансами, что и в США (определение места реализации товара, взаимосвязь с дочерними структурами и т.п.).

С момента последней отмены налога прошло шесть лет, но остались сторонники его реанимации — в качестве более справедливой (для регионов) альтернативы действующему НДС. Число сторонников наверняка возрастёт, когда размах отечественной интернет-торговли хотя бы приблизится к американскому. Пока что российский ежегодный оборот розничной торговли в Сети не дотягивает даже до 200 млрд. рублей — что примерно в тридцать раз меньше показателя Соединённых Штатов.


Amazon,Джефф_Безос,налоги,е-коммерция,розница




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены