Оригинал материала находится по адресу www.computerra.ru/138541/cg/
18.01.2016

Дэвид Боуи и проблема машинно-генерируемого контента

Дэвида Боуи, ушедшего от нас на днях, вспоминают теперь не только как музыканта, но и как технаря. Мало кто в мире музыки так активно экспериментировал с электроникой и цифровыми технологиями. О том, что он был одним из первых композиторов-электронщиков (на пару с Брайаном Ино написал несколько альбомов в 70-х годах), знают многие. Но многие ли помнят сегодня, что именно ему принадлежит первенство — по крайней мере среди титулованных музыкантов — по факту размещения в Интернете первой скачиваемой музыкальной композиции? Он выложил её на веб-сайте в 1996 году (Telling Lies), а годом позже, опять-таки одним из первых, провёл веб-каст своего концерта. Потом основал собственного интернет-провайдера, признался, что родись на четверть века позже, занялся бы интернетом, а не музицированием, и предвещал скорую, уже во втором десятилетии века, кончину копирайта под влиянием всё той же вездесущей цифры.

Он ошибся, как мы знаем теперь: авторское право живо и крепко как никогда. Но именно с копирайтом связана крайне занятная дискуссия, развернувшаяся сразу после кончины Боуи. Дело в том, что Дэвид, возможно, окажется первым ещё на одном направлении — правда, уже постфактум. Речь о проблеме авторских прав на контент, сгенерированный компьютером.

Начало этой истории положил кто-то из фанов, рассуждавший, как здорово было бы почтить память великого музыканта, попросив все радиостанции отдать хотя бы час в назначенный день проигрыванию только его музыки. Увы, как тут же ему возразили, осуществить задумку едва ли удастся — и не только по той причине, что вкусы у всех разные. Прежде всего сделать этого не позволят действующие законы о копирайте. Хоть радиостанциям (в том числе вещающим через Сеть) и позволено «крутить» музыку без спроса правообладателей, они всё же скованы ограничением на максимально возможное количество работ одного автора, воспроизводимое за какой-то период. И вот здесь всплыл фантастический аргумент — в пользу радиостанций, не Дэвида. Насколько вообще Боуи и его наследники вправе заявлять эксклюзивные права на его произведения, если учесть, что многое за него сделал… компьютер?

1974-й год, Боуи демонстрирует технику генерации фраз (кадр из документального фильма BBC «Cracked actor»). Лучшей иллюстрацией того, что труд композитора не может быть сведён только лишь к произвольному извлечению полос бумаги, служат соседствующие с ними дорожки кокаина: Дэвид в ту пору злоупотреблял не только алкоголем и табаком…

Боуи всегда был экспериментатором — и ещё в 70-х годах, до появления персоналки, уже пользовался плодами, суть, информационно-технической революции в своём творчестве. Он заимствовал и развил метод «полуавтоматической» генерации текстов песен путём случайного перемешивания слов и фраз: нарезал полоски из газет, либо писал короткие фразы сам, потом перемешивал вырезки и выбирал их наугад. Приём этот, повторюсь, был придуман задолго до Боуи, но именно он впоследствии модернизировал его, поставив на цифровые рельсы. В середине 90-х, работая над альбомом Outside, Дэвид попросил друга оформить алгоритм перемешивания слов в виде приложения — и получил простенькую программу для «Макбука» под названием Verbasizer. Принцип там совершенно тот же, что и при работе с бумагой, разве что добавлены чисто цифровые возможности вроде сортировки слов. И совершенно документально известно, что V. сыграл важную роль как источник вдохновения и синтезатор текстов для альбома Outside и последующих. Так было ли у Боуи право, простите за тавтологию, заявлять свои права на результат?

Вопрос очевидно лукавый. Ведь синтезированный компьютером листинг был лишь одним из источников вдохновения для Дэвида и музыкантов. Да, по их собственному признанию, компьютер сильно помог, но без людей альбома бы не получилось! Боуи выбирал фразы, экспериментировал с ними, додумывал продолжение. Иначе говоря, Verbasizer играл для него ту же роль, что и синтезатор для композитора. И спрашивать, кому в этом случае принадлежит копирайт, значит игнорировать очевидную решающую роль человека. Закон, естественно, не допускает иного толкования: авторство принадлежит человеку, который выполнил работу.

Точку, однако, ставить рано. Пример Боуи выводит нас на широчайшее и интереснейшее поле, где пересекаются право и материал, созданный с привлечением вычислительной техники. Ключевая концепция здесь — определение машинно-генерируемого контента, даваемое законом. Сегодня, по крайней мере на Западе, под computer generated artistic works (сгенерированными компьютером художественными произведениями; попросту, CG-контент) подразумевается то, что было материализовано компьютером, а не придумано им. Понимаете разницу? Это как если сыгранное на гитаре соло называть «гитаро-сгенерированным»: автор тут без оговорок человек, а гитара лишь выполняет роль инструмента, которым человек управляет. Но чем дальше, тем чаще мы сталкиваемся с примерами работ, авторство которых — пусть пока по справедливости, не по закону — можно приписать человеку лишь с большой натяжкой.

1997-й год. Работает Verbasizer.

Даже манера сочинительства Дэвида Боуи уже вызывает сомнения: компьютерная программа была для него рычагом, который помогал сдвинуть с места задачу неизвестной сложности (кто знает, удалось бы ему сочинять тексты такого же качества без привлечения компьютера?). А что вы скажете про генерируемые автоматически научные работы, например, по математике (см. Mathgen, на счету которого публикации в журналах)? Да, такие статьи чаще всего лишены смысла, но законы об авторских правах никогда смысла и не требовали. А что насчёт грёз искусственной нейросети? Помните эти причудливые полотна, где машина рисует, словно сюрреалист, вскрывая на фотографиях тайные образы? Ведь это творчество в чистом виде — выявление подобия! — и человек причастен к его сотворению не больше, чем мать-природа к «Лунной сонате».

Кому по справедливости следует присвоить копирайт в этих случаях? Классический принцип требует отдать его авторам программ. Но совершенно очевидно, что они не должны быть обладателями эксклюзивных прав! Часть их следовало бы отписать — нет, не компьютеру конечно, он пока не обрёл сознания, но, например, обществу, потому что его развитие привело к созданию творящих машин. Ну, и если машина однажды будет признана разумной, то приоритет, конечно, у неё.

Это пока фантастика. Но вот что совершенно реально уже сейчас, так это пересечения результатов труда человека и машины. Представьте, что компьютер синтезировал текст, образ, мелодию, алгоритм, очень похожие на ранее придуманные человеком. Следует ли считать использование такого «дубликата» нарушением авторских прав? Было ли это нарушение умышленным? Суд допускает возможность случайных совпадений, но будет ли случайностью, если кто-то, используя генератор слов, выдаст, скажем, четверостишие из Outside?..

P.S. В статье использована иллюстрация Yanito Freminoshi.


Дэвид_Боуи,CG,ИИ,право,ИС,копирайт,музыка,Verbasizer,Deep_Dream,Mathgen,контент




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены