Оригинал материала находится по адресу ibusiness.ru/blogs/11023
18.02.2011

ИТ вне политики или Почему Google не уволила Ваэля Гонима

Перекрёсток информационных технологий и политики был и остаётся «неудобным» местом: происходящие здесь коллизии стараются замолчать их непосредственные участники, и популярная пресса, наблюдая с обочины, обычно тоже предпочитает не вмешиваться. Но бывают ситуации, обойти которые вниманием просто невозможно — и тогда на свет извлекаются удивительные факты, изображающие известных всем техногигантов с незнакомой для публики стороны. Последней в списке таких зацепок стала история Ваэля Гонима (Wael Ghonim), сыгравшего не последнюю роль в смещении египетского президента Хосни Мубарака.

В июне прошлого года египетская полиция избила до смерти 28-летнего жителя Александрии Халеда Саида. Эта трагедия породила волну гражданского протеста в стране и в конечном счёте послужила одной из причин того, что сейчас принято называть январской революцией. Ваэль с самого начала волнений был на переднем краю баррикад — правда, виртуальных, но вряд ли из-за того менее эффективных: его страничка в Facebook с материалами, обличающими режим Мубарака, привлекла внимание сотен тысяч читателей. В январе Гоним вернулся в Каир сам, чтобы лично принять участие в манифестациях, был арестован и провёл в застенках почти две недели. Сегодня к нему выстраиваются очереди из желающих взять интервью, ему даже прочат политическое будущее. Но сам Ваэль скромно заявил, что хотел бы просто вернуться на рабочее место, а его гражданская позиция и поддержка манифестантов никак не связаны с именем работодателя.

Оказалось, что герой дня — сотрудник компании Google, а точнее глава маркетинга в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. И опасения его не беспочвенны. По крайней мере в течение последних тридцати лет ИТ-бизнесы стараются соблюдать политический нейтралитет, всеми доступными способами избегая участия в конфликтах с властью.

Ваэль Гоним: интернет-лидер египетской оппозиции

Канонический пример того, как следует вести себя, оказавшись между молотом и наковальней политической кузни, продемонстрировала IBM — бывшая в 80-х годах одной из западных компаний, поддерживавших отношения с Южно-Африканской Республикой. Сегодня связка «Африка + компьютер» вызывает разве что ассоциации с проектами ультрадешёвых PC, но в годы апартеида ЮАР была третьей страной после США и Британии по удельным вложениям в ИТ-инфраструктуру (относительно к ВНП). А Голубой гигант — крупнейшим поставщиком компьютеров на южно-африканский рынок Когда речь заходила о международных санкциях, введённых против расистского режима, представители IBM уверенно отвечали, что, продолжая работать в стране, компания надеется принести большую пользу цветному населению, нежели покинув её. И это несмотря на то, что четверо из пяти сотрудников IBM в африканском подразделении были белыми.

Декадой позже действующие лица сменились — на арену взошёл Китай и новое поколение ИТ-предпринимателей, выросших на глобальной сети — но отношение к политическим вопросам осталось прежним. Деятельность Yahoo! в Китайской Народной Республике запомнится целой чередой имён: Ши Тао (2005), Ли Цзи (2003), Ванг Сяонинг (2002) — все они получили от восьми лет тюрьмы благодаря Yahoo!, раскрывшей по просьбе властей IP-адреса и прочие личные данные, помогшие идентифицировать анонимных веб-диссидентов. За свою политическую несознательность компания удостоилась прилюдной порки на родине (Конгресс США периодически пеняет классику поискового бизнеса его содействие китайским властям), но даже это не поколебало её позиций: в Yahoo! заявляют, что должны уважать законы государства, в правовом поле которого работает конкретное отделение. Впрочем, под этими словами могут подписаться практически все ИТ-компании современности, ведущие интернациональную деятельность.

Великую китайскую интернет-стену, отделяющую Поднебесную от цивилизованного мира, помогали строить и поддерживают Microsoft, AOL, Skype, MySpace, Google. Правозащитники усматривают в этом злую иронию: компании, само существование которых зависит от свободы информации, превратились в её тюремщиков.

Впрочем, случай Google кажется особым. Что сталось бы с карьерой Ваэля Гонима, рискни он проявить свою активную гражданскую позицию десять, двадцать или тридцать лет назад? Почти наверняка на ней был поставлен бы крест. Но даже в 2011 судьба Ваэля не была бесспорной и пресса склонялась к мысли, что героя тихо «спишут» — до того момента, пока лично Эрик Шмидт не подтвердил: компания будет рада возвращению своего сотрудника. И Google же стала одним из первых западных дот-комов, оказавших сопротивление попыткам китайских властей наложить лапу на конфиденциальные сведения о пользователях её многочисленных веб-сервисов: компания вынесла свои логи на серверы, физически размещённые за пределами страны. Наконец Google первой осмелилась предупреждать китайцев о том, что тот или иной документ, блокированный правительственным файрволом, не просто «не найден», а запрещён.

Глядя на гордое возвращение Гонима в корпоративное лоно, смелое противостояние китайским коммунистам, и вспоминая знаменитую гугловскую мантру «не навреди», очень хочется верить, что эпоха политической инертности технологических компаний позади. Насколько ярче и интересней станет мир, в котором гиганты, владеющие благодаря своим продуктам умами миллионов, руководствовались бы ещё и общечеловеческими ценностями, а не только денежным интересом! Увы, всё это лишь фантазии. Как раз сейчас, пока пресса чествует Гонима и Google, американские законотворцы разбирают запрос ФБР о расширении электронной «прослушки» (ключевое слово: CALEA — принятый в 90-х закон, обязывающий коммуникационные компании сотрудничать с властями). Техническая эволюция сделала затруднительным контроль за подозреваемыми в режиме реального времени, и государство требует расширения своих полномочий. Изюминка в том, что ни одна из крупнейших ИТ-компаний, на плечи которых могут возложить задачу реализации новых средств мониторинга за собственными же клиентами, в дискуссии не участвует. Возможная причина тому — всё тот же вечный денежный интерес: если разработку и эксплуатацию оплатит государство (а к тому идёт), то нет и смысла шуметь. Кроме того, расположение законодателей может пригодиться позже, когда стремительная коммерциализация социальных веб-сервисов сделает актуальным вопрос о допустимой глубине проникновения корпораций в частную жизнь сетян.


Ваэль_Гоним,Google,Египет,политика,цензура,корпорации




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены