Оригинал материала находится по адресу ibusiness.ru/blogs/23642
19.10.2012

Краудсорсинг наоборот: Marblar и судьба советских патентов

В процессе отбора интересных тем на глаза порой попадаются истории, коммерческая ценность которых неочевидна, но рассказать которые хочется за одну их красоту. Среди таких — история британского стартапа Marblar, занимающего особое место в ряду интернет-компаний новой волны. Идея, положенная в основу этого проекта, красива сама по себе, но кроме того она ещё и пересекается с нашей, российской, а точнее сказать постсоветской действительностью — что делает особенно перспективным её переложение на отечественный лад.

Взгляните на улыбающуюся четвёрку на фотографии ниже. Ребята — аспиранты британских вузов, получившие свою минуту славы прошедшим летом. Они не изобретали социальных сетей, не взламывали операционных систем или браузеров. Внимание и почёт западной околонаучной прессы они заслужили тем, что перевернули вверх тормашками известную и широко применяемую идею, и смогли извлечь из неё обновлённой новую пользу. Вы, конечно, слышали про краудсорсинг: поиск решения для некой задачи силами «толпы». Но что если поменять условие и результат местами?

Вообразите краудсорсинг наоборот: совместный поиск задачи для существующего решения. Так работает Marblar. Пользователям, составляющим «толпу», предлагается какое-нибудь готовое новаторское, как правило, узкоспециализированное техническое решение, скажем, новый способ расчленения спирали ДНК или сверления отверстий в стенах. А требуется отыскать для него новые применения. В общем, придумать, для чего бы ещё оно могло пригодиться и непременно с пользой для общества.

Основатели Marblar: изобретательство может и должно быть прикольным!

Авторов лучших идей можно поощрять баллами, денежными призами, а если дело дойдёт до внедрения, то и авторскими правами и наймом на работу. «Гамифицировав» (введя игровой элемент) таким образом серьёзный процесс изобретательства, удастся поддерживать в пользователях огонёк творчества (собственно странное название проекта и восходит к английскому «marbles» — игре со стеклянными шариками).

За шутливым антуражем кроется серьёзная вещь. С помощью Marblar его авторы надеются решить фундаментальную проблему, хорошо знакомую исследователям любого жанра: чистая наука плохо поддаётся коммерциализации. Причин много, но, как полагают основатели Marblar (сами молодые учёные), мешают прежде всего недостаток внимания и чрезмерная специализация.

Учёные, работающие «на переднем крае», как правило, не видят дальше узких границ своей области, так что о возможных полезных применениях своих разработок в смежных областях или других зонах науки и техники они даже не догадываются. Да и помочь им никто не может: удачные находки оценивают лишь несколько коллег, руководитель, и немногочисленное сообщество таких же узких специалистов, читающих научные журналы. По словам Даниеля Переза, CEO Marblar, лишь считанные проценты запатентованных университетских изобретений доходят до рыночной стадии. Остальные обречены на вечное прозябание в архивах.

Сейчас ребята сосредоточены на научной тематике, но со временем не исключают и обращения к полным базам данных патентных ведомств, где должно быть достаточно изобретений, оказавшихся достаточно новаторскими (или просто показавшихся странными), чтобы современники не уделили им должного внимания. Перелопатив эти горы старья коллективным разумом сообщества, Marblar надеется заработать миллионы.

В том, что «краудсорсинг наоборот» работает, нет никаких сомнений. Уже сейчас, действуя в режиме закрытого тестирования, Marblar отыскал как минимум одно удачное рыночное применение для узкоспециализированного решения из области генной инженерии — и венчурные инвесторы намерены профинансировать запуск сразу двух компаний, использующих находку. 600 тысяч долларов влито в сам стартап.

Имя Генриха Сауловича Альтшуллера сегодня почти неизвестно в России. А вот на Западе его помнят и уважают: разработанная им теория решения изобретательских задач пригодилась не только и не столько для генерации изобретений, сколько для расширения творческого мышления вообще и деловых применений в частности.

Кроме того, у Marblar вменяемая бизнес-модель: материально стимулировать пользователей основатели планируют за счёт сборов, поступающих от университетов, которые заинтересованы в обнаружении новых применений для своих патентов, и обеспечения работодателей доступом к квалифицированной, мотивированной аудитории потенциальных работников. И вместе с тем — парадокс! — и деловая, и научная пресса о стартапе к настоящему моменту почти забыла.

Причина прохладного отношения не так проста, как кажется. Тут стоит прислушаться к экспертам по интеллектуальной собственности, которые утверждают, что отсутствие внимания к и узкая специализация научных патентов — лишь часть проблемы. Хорошие — в смысле практичные и обещающие барыш — патенты на Западе не залёживаются. Наука же витает в иных, более высоких сферах, из-за чего самого по себе желания делать на ней деньги недостаточно для коммерциализации генерируемых ею инноваций. Однако именно здесь и спрятана изюминка, которой можно и нужно воспользоваться нам. На постсоветском пространстве идея поиска новых применений для старых патентов может дать беспрецедентные результаты.

Скажу честно, предлагая эту теорию, я опираюсь на свою память и опыт, а поскольку был мал, то буду признателен за все поправки и дополнения. Речь вот о чём: ещё двадцать лет назад изобретатели и рационализаторы в России и соседних странах считались особой кастой, а именно людьми с лёгкими нарушениями психики. Не демонстрируя чётко выраженных асоциальных проявлений, они избегли участи быть пациентами пансионатов для душевнобольных, но общество всё же относилось к ним с заметным снисхождением: им благосклонно дозволялось творить без всякого вознаграждения (не мешают — и ладно!).

Со своих изобретений они не имели ничего, кроме может быть редких премий за внедрение очередной «рацухи», так что изобретательством занимались из любви к искусству, как говорится. Авторскими же свидетельствами обклеивали сундуки и стены в туалетах. А иначе и быть не могло в стране победившего коммунизма!

Не факт, что с тех пор многое изменилось, но важно другое: есть все основания полагать, что советские изобретатели, творившие ради собственного удовольствия, производили интеллектуальный продукт на порядок более высокого качества, нежели их коллеги в капиталистических странах. Не случайно именно нашему соотечественнику принадлежит авторство уникальной теории решения изобретательских задач (ТРИЗ/АРИЗ Г.С.Альтшуллера), один из приёмов которой успешно использован и авторами Marblar.

Нашим «ировцам» (был — и есть! — такой журнал, «Изобретатель и Рационализатор») было незнакомо понятие «патентный тролль», и лишь в мечтах они жили на проценты с удачной находки. Наработанный ими гигантский пласт семидесятилетнего бескорыстного творчества покоится сейчас в архивах Федерального института промышленной собственности (ФИПС) и в некоторой степени уже доступен онлайн. Кто возьмётся представить его на суд широкой интернет-общественности?

P.S. Про Г.С.Альтшуллера есть замечательный советский документальный фильм: «Алгоритм изобретения», 1974 г.


Marlbar,Генрих_Альтшуллер,ТРИЗ,АРИЗ,изобретение,ИР,ИС,СССР,ностальгия,гамификация,патент




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены