Оригинал.
20.08.2017

Секс с роботом: текущая ситуация и перспектива

Вопрос интимных отношений между человеком и роботом — даже самой возможности таких отношений! — до последнего времени оставался всецело во власти фантастов. Но незаметно и неожиданно таковым быть перестал. Если оглянуться, окажется, что сегодня о нём рассуждают и рассуждают серьёзно не только специалисты по роботехнике и искусственному интеллекту, но и, к примеру, этики, юристы, психологи.

Дело в том, что как только общество подступилось к задаче практически, выяснилось, что она распадается на огромное множество нетривиальных и порой неудобных подтем, которых фантасты не замечали или не хотели замечать. Представить насколько многогранна проблема можно по опубликованному этим летом докладу «Наше сексуальное будущее с роботами», который, благодаря составу авторов (а среди них, в частности, Ноэль Шарки — легендарный британский роботехнолог) и ширине охвата, можно считать хорошим описанием текущей ситуации. Я постараюсь воспроизвести ключевые его положения.

Начать с того, что сама тема «робоинтима» лежит в той серой зоне нравственности на границе допустимого, которую многие в современном обществе считают уже недопустимым обсуждать прилюдно. Легко фантазировать на тему любви человека и машины, опуская грубые физиологические подробности, как это обожает делать кинематограф (вспомните «Ex Machina», «A.I.», даже «Короткое замыкание»), но как только возникает потребность обсудить это всерьёз, вы натыкаетесь на первую проблему: публика не очень-то жалует такие дискуссии — уже за одну терминологию.

И ничего удивительного! Ведь дальше всех здесь продвинулись представители порнографической индустрии — которые и усовершенствовали секс-игрушки до состояния, мечтавшегося фантастам. Все эти искусственные пенисы и вагины, разнообразные вибраторы, синтетические материалы, имитирующие человеческую кожу, и куклы, имитирующие человеческий вид, теледилдоника (дистанционное взаимодействие секс-игрушек), не что иное, как кирпичики, из которых уже в следующие 5-10 лет обещает сложиться полноценный робот, способный на сексуальный контакт с человеком. Так что говорить о них необходимо — несмотря на то, что на вас сразу же ополчится общественное мнение (тема для взрослых!), рекламодатели (Google, например, не любит, если его реклама размещается на страницах с подобными материалами), церковь (в странах с исламом строгого толка за это вообще полагается смертная казнь), политики...

«Робосекс» несправедливо зачислен в категорию низкопробной порнографической продукции, хоть на самом деле это вопрос, который в самом ближайшем будущем коснётся очень, очень многих. Как многих? Ну, сегодня, согласно опросам, каждый четвёртый мужчина и чуть меньший процент женщин соглашаются, что попробовали бы переспать с роботом, который неотличим от человека. Так что — долой ложную стеснительность и ханжество! Где мы сейчас?

А мы вплотную подошли к той черте, за которой становится возможным сексуальный контакт с машиной, по ощущениям неотличимый от контакта с человеком. На рынке уже имеются механизированные автоматические человекоподобные куклы по ценам от 5 тысяч долларов и выше, имитирующие внешний вид, тактильные ощущения и поведение человеческого существа (Abyss Creations, TrueCompanion, Android Love Dolls и пр.). Появились и первые робобордели (Lumidolls и пр.), где можно переспать с подобной куклой за деньги.

Да, имитация пока грубая: такую машину с человеком никто не перепутает. Однако нам сейчас важнее сам факт того, что практика бизнеса подтверждает как результаты вышеупомянутых опросов, так и результаты исследований (человек по-настоящему возбуждается, видя человекоподобную машину и контактируя с ней, см. «Привыкнут ли люди к электронным попам?»). В результате мы можем считать, что самый важный вопрос — захочет ли человек интимного контакта с машиной? — снят: хочет уже сейчас и конечно захочет, когда степень имитации достигнет уровня полного подобия!

При этом повторюсь, что речь не только о сильном поле, традиционно считающемся основным потребителем «порнопродукции»: уже сегодня на рынке присутствуют и пользуются равной популярностью модели робокукол для женщин — как, например, Sinthetics с искусственным пенисом, имитирующим переход от расслабленного к эрегированному состоянию.

Отсюда — следующий вопрос: насколько полным интимный контакт с роботом может быть? Ведь сексуальный контакт между людьми предполагает не только собственно физиологическую близость, но ещё и (возможно) любовь, потребность в ответных переживаниях со стороны партнёра. И вот тут пока приходится признать, что лучшее, на что мы можем рассчитывать, это на имитацию взаимности. Роботы не понимают наших эмоций, не умеют сопереживать, а потому даже став неотличимы от человека внешне, в нашем сознании так и останутся «секс-игрушками».

Практически это означает, что секс даже с самой совершенной машиной не будет расцениваться обществом как измена. И влюблённость в машину в лучшем случае будет приниматься как милое чудачество (собственно, такие примеры есть уже сегодня: некоторые люди заботятся о своих куклах как о живых, возят их с собой в кино и бары, знакомят с друзьями). Но это означает и то, что нравственного и вообще внутреннего роста от такого интимного контакта ждать не следует тоже. Секс с машиной не поможет человеку более уверенно чувствовать себя потом с другими людьми. Да, может быть в отдалённом будущем ИИ перешагнёт эту грань и сделает имитацию сопереживаний неотличимой от настоящих эмоций — но пока все рассуждения на эту тему чистая спекуляция.

Хуже того, есть основания предполагать, что популяризация секса с роботами ухудшит отношения между людьми — извратив интуитивное понимание правильных взаимоотношений полов. Дело в том, что робот не чувствует, не соображает «по-настоящему», а значит, не в состоянии осмысленно отказать своему хозяину. Поэтому у человека, практикующего секс с машиной, сформируется привычка, иллюзия вседозволенности — очень опасная иллюзия!

По сути, в каждом контакте с машиной человек утверждает свою волю над партнёром, что вообще-то расценивается как акт насилия. Вдобавок он отвыкает прислушиваться к партнёру, реагировать на него, становится бесчувственным. В результате мы получаем социопата с агрессивными наклонностями: привыкнув к сексу с машиной, он, вероятно, станет вести себя так же грубо в постели с живым существом! И это — бомба замедленного действия, заложенная под цивилизацию: через робосекс мы отвратим людей друг от друга.

По той же причине выглядит маловероятным применение секс-роботов в качестве лекарства для людей, страдающим соответствующими отклонениями. Сегодня производители секс-кукол пропагандируют свою продукцию в качестве терапевтического средства: мол, потренировавшись на ней, человек впоследствии станет уверенней чувствовать себя с человеком и даже, вероятно, излечится от дурных наклонностей. Доходит до того, что таким способом предлагают лечить педофилию: в Японии, где отношение общества к детской порнографии более мягкое, чем в других странах, уже много лет работает фабрика секс-кукол (Trottla), выполненных в виде детей от 5 лет и старше — и её основатель настаивает, что пользование куклами делает людей, испытывающим сексуальное влечение к детям, менее социально-опасными.

Мнение психологов на этот счёт сильно расходится с мнением представителей бизнеса. В лучшем случае, утверждают они, кукла может использоваться как тренажёр для физических упражнений. Но вот от парафилии — атипичных сексуальных интересов, сексуальных девиаций — ни куклы, ни роботы скорее всего не излечат. И даже если такое положительное влияние подтвердится экспериментально, будет разумным выписывать секс-роботов как лекарство, по рецептам, а не раздавать всем желающим! Ближайшая аналогия здесь: пытаться лечить расизм, предлагая купить чернокожего робота, спроектированного для оскорблений.

Как видите, картина получилась яркая, многообещающая, но не слишком приятная: под видом конфеты мы, вероятно, готовимся преподнести себе самим весьма токсичную пилюлю. Так что в лучшем случае индустрию секс-роботов придётся жёстко регулировать, в худшем же вообще поставить на ней крест — не допустив появления машин, имитирующих человека слишком хорошо.

Нам не впервой сознательно ограничивать успехи технологий: смогли же запретить генные эксперименты над человеческим эмбрионом! Вот только как быть, если, несмотря на все негативные последствия для общества, машины всё-таки окажутся способными сделать отдельного человека более счастливым?..

P.S. Использованы графические работы из коллекции Benita Marcussen. Это не постановка: он снимает людей, действительно живущих с куклами.


робот,секс,бунт_машин,порнография,секс-игрушка,секс-кукла,андроид,парафилия




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены