Оригинал материала находится по адресу www.computerra.ru/121319/google-antitrust/
21.04.2015

Гугл антитраст: антимонопольный процесс против поискового гиганта начался

В бренды нельзя влюбляться, но кто следует этому правилу? И менять отношение к любимой компании — всегда тяжело. Если вы помните 90-е, то должны помнить и как мучительно трансформировался образ Microsoft: со всеми обожаемой творческой лаборатории до «империи зла». Что ж, софтверный гигант расплатился сполна, пройдя через десятилетие судебных процессов, сменив руководство, сдав позиции по части направлений и поменяв приоритеты. Но следующий кандидат обозначился тогда же, когда в деле Microsoft ставили точку: четыре года назад (см. «Microsoft свободна») Google уже маячила на мушке антимонополистов США и Европы. Сейчас настал момент действовать.

Многолетние консультации и предварительные расследования завершены, в Европе дан полный ход «антитрастовому» процессу против нового врага общественности номер один. На днях Еврокомиссия официально предъявила Google список претензий, касающихся методов работы компании на европейском рынке интернет-поиска. И деловые СМИ по обе стороны Атлантики уже предвещают этому делу роль одного из самых важных антимонопольных разбирательств цифровой эпохи.

Главная из претензий: ущемление конкуренции в так называемом сегменте сервисов по сравнению цен. Попробуйте поискать через Google любой товар — и, кроме обычных результатов поиска, вы увидите отдельную таблицу, в которой будут сведены предложения по этому товару от разных интернет-продавцов. Здесь и зарыта проблема. Google ведь не единственная, кто эксплуатирует сравнивающий сервис (и имеет копеечку с каждого клика), однако, среднестатистический сетянин до других таких сервисов просто не доходит. Сетянину нет нужды отправляться специально, например, на шведский Pricerunner или французский Kelkoo — он уже получил всю необходимую информацию в Google (куда почти наверняка попал автоматически, сразу после запуска браузера).

Впрочем, сам по себе факт монополии ещё не нарушает закон. Google ведь не виновата, что девять из десяти европейских интернет-пользователей предпочитают её поисковую машину. Но вот использовать доминирующее положение для давления на другие рынки уже незаконно. Microsoft в своё время использовала доминирование в операционных системах, чтобы продвинуть свой браузер. Google теперь точно так же применяет доминирование в интернет-поиске для выдавливания конкурентов в сервисах по сравнению цен. Кроме того, хоть формальных претензий пока и не предъявлено, ведётся расследование возможной нечистоплотности Google в сегменте интернет-рекламы (слишком суровые требования к партнёрам), а также в новостных агрегаторах, поиске книг и изображений (копирование без спросу чужого контента). Картина везде одна и та же: Google пользуется своим почти монопольным положением в поиске для удушения конкурентов в смежных областях.

Соперники годами жаловались на Google (самые ранние петиции были поданы почти шесть лет назад), но только пару лет назад еврокомиссары, наконец, вышли на контакт с поисковым гигантом, предложив вариант мирного решения спора через мягкое изменение результатов поиска. А теперь решено, что словами делу не поможешь. Бюрократическая машина Евросоюза набрала полный ход — и даже такая огромная компания как Google рискует серьёзно пострадать, оказавшись под её колёсами.

Лицо антигугловской коалиции — 47-летняя Маргрете Вестагер, в недавнем прошлом министр экономики Дании, а ныне главный европейский чиновник по контролю за монополиями. Славится умением принимать трудные решения и хладнокровно проводить их в жизнь, за что прозвана Железной леди. Типичный пример: получив в подарок от обиженных социальной политикой безработных скульптурку в виде руки с поднятым средним пальцем, Вестагер не выбросила её, а поставила на видное место в кабинете.

Юристы и PR-технологи Google, естественно, тоже не спят. Долгое время их главным контраргументом для публики была свобода выбора: несчастному сетянину, о котором так пекутся антимонополисты, никто ведь пистолет к голове не приставляет, не требует пользоваться именно «Гуглом»! Однако, как стало очевидно к настоящему моменту, аргумент этот мало того, что не совсем честный (как и в случае с MS Windows, индивид очень часто бывает именно вынужден пользоваться конкретно этим продуктом — будь то операционка или поисковик — потому что им же пользуются его коллеги, партнёры, клиенты или родные), так ещё и не снимает вопроса о злоупотреблении монопольным положением (которое происходит всё равно).

В своём последнем письме к общественности Google заметно изменила аргументацию. Теперь она упирает, во-первых, на то, что её действия не привели к заметному ухудшению посещаемости конкурирующих сервисов: статистика показывает, что гугловский сервис сравнения цен занимает лишь малую долю рынка.

Во-вторых, к услугам потребителя постоянно расширяющийся выбор: интеллектуальные помощники (Siri, Cortana), социальные сети, мобильные приложения (в которых средний мобильный пользователь проводит теперь почти на порядок больше времени, чем в браузере) и пр. Факт: конкурентная среда здорова как никогда, поток инноваций и не думал пересыхать. Всё это плохо согласуется с рисуемой антимонополистами картиной «интернета, задушенного монополией».

Наконец, в-третьих, по мнению сотрудников Google, среднестатистический сетянин не несёт никаких расходов, когда переключается с одного интернет-сервиса на другой. Это вам не смена операционной системы, за которую нужно платить, переучиваться, тратить время. Здесь всё в один клик: не понравился гугловский сервис — пользуйся Yelp, или TripAdvisor, или каким угодно ещё из богатейшего конкурентного ассортимента.

Вот такими графиками Google подтверждает несправедливость обвинения в ущемлении конкуренции. Здесь: посещаемость крупнейших интернет-магазинов в Германии. Собственный гугловский сервис Google Shopping, как видите, теряется в толпе конкурентов.

Однако всё это — так сказать, частные разговоры, мысли вслух. У Google теперь есть полтора месяца на то, чтобы дать официальный ответ Еврокомиссии. Можно и не отвечать, но тогда почти наверняка компанию приговорят к многомиллиардному штрафу. Заболтать чиновников тоже вряд ли удастся. Еврокомиссары настроены крайне жёстко: по словам Вестагер, мировое соглашение с Google если и возможно, то должно быть основано на фундаментальном принципе равенства гугловских сервисов с конкурирующими (попросту говоря, все они должны быть перемешаны в одном потоке результатов). Едва ли Google согласится выполнить это требование без драки. А значит, теперь уже наверняка, выяснять отношения стороны будут в ходе многолетнего судебного процесса.

Тем временем ставки обещают вырасти. Та же Еврокомиссия запустила отдельное расследование «монопольной чистоты» Android: в том, что Google требует от производителей мобильных устройств предустанавливать определённые приложения и сервисы, чиновникам видится опять-таки нечестная конкуренция. Плюс, французские законодатели уже одобрили в первом чтении закон, обязывающий поисковые системы раскрывать алгоритм ранжирования результатов (главный секрет любого поисковика!). Плюс, в Европе уже готова законодательная база, позволяющая отделять поисковые машины от других интернет-сервисов (см. «Гугл надвое»). Но к делу определённо подмешана и политика: в отличие от Microsoft, которую в США и в Европе третировали одинаково, нынче официальные Штаты подозревают Европу в протекционизме — мол, еврокомиссары несправедливо сильно закручивают гайки для американских компаний.

Так что заварушка обещает быть — мама не горюй! С поклонами и расшаркиваниями покончено, полный вперёд. Какой выйдет Google из антимонопольных баталий? Останется ли номером первым в интернет-поиске, сохранит ли статус гиганта? Не станут ли сетяне воспринимать знаменитое «Don’t be evil» как злую иронию?


Google,антитраст,монополия,поиск,эволюция_Сети,корпоративный_эгоизм,Евросоюз,протекционизм,Маргрете_Вестагер,политика,Microsoft




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены