Оригинал материала находится по адресу ibusiness.ru/blogs/13522
22.08.2011

HP прощается с PC. Кто вобьёт следующий гвоздик?

Вплоть до прошлой недели HP считалась одним из самых перспективных игроков в схватке за рынок мобильных устройств. И решение выйти из игры, прекратив работу над проектом webOS (см. «Планшетки: трудное детство»), стало настоящей сенсацией: никто не ожидал, что компания сложит оружие по крайней мере так быстро. Однако на этом фоне чуть было не потерялось другое, едва ли менее важное известие.

Одновременно с мобильной инициативой, HP вынесла приговор и своему PC-бизнесу. Будучи крупнейшим на планете производителем персональных компьютеров, она объявила о намерении в течение года-полтора избавиться от производства персоналок вовсе.

Подразделение HP Personal Systems Group, где и сконцентрирован её PC-потенциал, стоит, по разным оценкам, от 10 до 12 миллиардов долларов. Поэтому наиболее вероятная его судьба — продажа, целиком или по частям. Кому достанется этот кусок — вопрос открытый: в списке потенциальных покупателей фигурируют Samsung, Lenovo (шесть лет назад купившая PC-бизнес у IBM), Acer и Foxconn. В любом случае новый владелец унаследует не просто производственные мощности, но и трон короля персонального сегмента. Сегодня HP принадлежит около 17% мирового рынка PC, тогда как Dell и Lenovo около 13% каждой, Acer и остальным от 4% и менее.

Вне зависимости от того, кто станет наследником, поклонникам замечательных хьюлеттовских бизнес-персоналок лучше уже сегодня распрощаться со своим кумиром. Глядя на то, во что превратила Lenovo ноутбуки IBM, когда-то бывшие бесспорно лучшими портативными Linux-машинами, хочется плакать. Впрочем, это уже детали. Важнее, что HP ещё раз, жирно подчеркнула пост-персональную тенденцию, о которой так много говорят и пишут в последние полгода.

PC-индустрия тяжело больна и констатировать если не болезнь, то тяжесть состояния способен каждый, кто не побоится принять очевидное. Проблема номер один — истончившаяся маржа. Когда железо на всех одно и ТТХ машин разных марок различаются лишь ничего не значащими мелочами, производителям остаётся играть с ценой и внешним видом. Куда это ведёт, отдельные личности понимали ещё десять лет назад.

Вспомните схватку между CEO HP Карли Фиориной, организовавшей 25-миллиардное слияние HP и Compaq, и сыном сооснователя Уолтером Хьюлеттом, считавшим не лучшей идеей удваивать ставку в игре, где царит жесточайшая конкуренция (мне повезло освещать те события в реальном времени; см., например заметку 2002 года с замечательной иллюстрацией Алексея Бондарева). Доигрались: по сторонним оценкам, сегодня запас прочности (грубо: разница между отпускной ценой и себестоимостью) по PC-направлению для HP не превышает 5%! И вряд ли намного больше для конкурентов.

Карли Фиорина вошла в историю HP как руководитель, умевший говорить, но абсолютно неспособный управлять реализацией своих масштабных замыслов. После вынужденной отставки (совет директоров уговорил железную леди уйти, пообещав щедрую денежную компенсацию; акции HP взлетели), Фиорина сменила причёску и занялась строительством политической карьеры. Пока без особых успехов.

Проблема номер два — планшетки. Мало того, что рынок персоналок в развитых странах перенасыщен и покупатели не видят причин для обновления компьютерного парка. Так ещё и недокомпьютерное электронное чудо, рождённое Apple, оттягивает на себя внимание публики и бизнеса. Свежие отчёты и прогнозы (IDC, Gartner) рисуют всё ту же мрачную картину. Рост мировых продаж PC по итогам 2 квартала оказался в разы меньше ожидавшегося: менее 3% по сравнению с аналогичным периодом годом ранее. За год в целом прогнозируется такой же анемичный, в пределах нескольких процентов рост, вдвое меньше ранее звучавших прогнозов.

В отдельных регионах (Индия, Китай и т.п.) отдельные производители могут похвастаться кривой, направленной круто вверх, но картины в целом это не меняет. И, например, в Западной Европе даже Apple, полгода единолично демонстрирующая положительную динамику, показала в последнем квартале лишь полпроцентный рост — и это манна небесная по сравнению с грандиозными провалами Acer или Asustek (минус 44% и 22% соответственно).

Причина и роста, и падения одна: планшетки. Сильней всего страдают производители, сделавшие ставку на нетбуки — доля которых активно выедается Айпадом и ему подобными. Больше всех выигрывает собственно производитель iPad, наслаждающийся пресловутым гало-эффектом: пользователи, «подсевшие» на планшетку Apple, плавно переходят и на её компьютеры. Впрочем, Apple пожинает плоды предусмотрительности. Ведь она чуть ли не первой взяла курс на постперсональную реальность: Стивен Джобс лично считает персоналки атавизмом и предвидит если не гибель, то радикальное преображение этого класса устройств.

Не все согласны с Джобсом. Microsoft, устами одного из высших чинов, Фрэнка Шоу, утверждает, что PC никуда не денутся, ибо электронная мелюзга — планшетки, смартфоны, читалки — лишь дополняют, но не заменяют её. Но Microsoft пристрастна: она всё ещё сильно зависит от PC и продолжит зависеть по крайней мере до выпуска универсальной Windows 8. Беспристрастным свидетельством могут служить слова Лео Апотекера, CEO HP, для которого игра уже сыграна. Прилюдно прощаясь с мобильными и PC-амбициями, Лео сказал кратко и прямо: образ работы с персоналкой меняется, скорость изменений нарастает, планшетный эффект реален.

Перечисляя тех, кто предвидел закат персональных компьютеров, было бы несправедливым не вспомнить Марка Дина. Этот неунывающий афроамериканец, на досуге ковыряющий автомобильный хлам, живая легенда PC-индустрии. Ему принадлежат несколько патентов, описывающих оригинальную конструкцию IBM PC, но главное, ещё в конце 90-х в IBM он трудился над проектом планшетного компьютера, распознающего голос и способного заменить неуклюжие персоналки. Сегодня на рабочем столе Дина — только планшетка, а PC он сравнивает с винилом, пишущей машинкой, электронными лампами и прочим старьём, канувшим в Лету, либо оставшимся в узких нишах.

Над Апотекером посмеиваются: мол, вместо «планшетный эффект» ему следовало сказать «эффект Айпада». Но критикам стоило бы не подтрунивать над формулировками, а признать смелость этого человека. Лео Апотекеру выпала нелёгкая участь разгребать оставленное предшественниками. Карли Фиорина, купившая Compaq, и Марк Хард, потративший миллиард на Palm Inc. чуть больше года назад (см. «В чём провинился бывший глава HP…»), уже покинули компанию. Лео отдувается за всех.

Но вернёмся к пост-PC. Особенный шарм этой тенденции придаёт её парадоксальный характер. Снова и снова эксперты подтверждают: PC продуктивней (особенно в офисе), она дешевле, хорошо всем знакома, несравненно легче конфигурируется под конкретную задачу и ситуации. И тем не менее интерес публики продолжает смещаться на мобильные устройства, в последний квартал заметно ослабив даже спрос со стороны всегдашнего кормильца PC-производителей — корпоративной среды. Крупнейшие вендоры с опаской дают прогноз на ближайшее будущее, даже несмотря на традиционный всплеск начала учебного и делового года (так Dell обещает в лучшем случае удержать продажи на прежнем уровне).

В отдалённой перспективе решением мнится даже не выпуск планшеток (похоже, после фиаско HP никто уже не надеется одолеть Apple с наскока), а диверсификация, с добавлением сервисов и прикладного софта. Дорогу проложили IBM, распрощавшаяся с PC-бизнесом в 2005, и HP, сделавшая это сейчас и одновременно покупающая разработчика делового ПО Autonomy Corp. Dell пока придерживается варианта «50 на 50»: персоналки обеспечивают ей около половины продаж. Станет ли она следующим дезертиром из лагеря PC, опередит ли её кто-то из конкурентов, неизвестно. Однако аналитики не сомневаются, что уход HP спровоцирует масштабную перестройку в сегменте.

Для остающихся игроков уход законодателя мод, каким была HP, на время облегчит жизнь. Но после того как поделят разбежавшихся клиентов, начнётся следующий раунд борьбы за выживание. Мало того, что появится новый лидер, центр тяжести PC-индустрии окончательно переместится из Нового света в азиатско-тихоокеанский регион. Какими последствиями чреват переход фактического контроля над архитектурой в лапы азиатских драконов, опять же можно только догадываться. Samsung, Lenovo, Asustek славятся агрессивными манерами ведения дел — и кто знает, что сотворят они, оставшись одни на ринге?

В настоящий момент главной и едва ли не единственной надеждой индустрии PC остаются ультрабуки. Эти тонкие, производительные, в меру дорогие машины (см. «Ультрабук славьте!») могут с равным успехом стать как параллельной планшеткам ветвью эволюции, так и тем мифическим пока ещё эволюционным венцом, который совместит всё лучшее из планшеток и нынешних персональных компьютеров. Ведь даже провидец из провидцев, Стивен Джобс, не считает планшетку окончанием поиска.


HP,кризис_PC,планшетка




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены