Оригинал материала находится по адресу ibusiness.ru/blogs/16624
25.01.2012

Кто спасёт Research In Motion?

Случилось! Бессменные старейшины Research In Motion (RIM), Джим Балсилли и Майк Лазаридис, с декабря месяца обещавшие «крупные перемены», сложили полномочия ко-CEO. Место у штурвала в компании, ещё четыре года назад стоившей семьдесят с лишним миллиардов долларов, занял новый человек, Торстен Хайнс.

Для публики, да и для прессы, новый генеральный — тёмная лошадка. Ему 54 года, немец по происхождению, физик по образованию. В империю BlackBerry он попал в 2007-м, сразу на руководящую должность, и к моменту назначения CEO занимал пост операционного директора по продажам и продуктам. До прихода в RIM, Хайнс провёл почти четверть века в Siemens AG, где успел позаниматься всем понемножку, от разработок и поддержки до продаж, а к концу срока под его управлением находилось производство мобильных телефонов. Бывшие коллеги характеризуют Хайнса как человека незаметного, незапоминающегося, даже серого — но, увы, не кардинала: похоже, конёк Торстена Хайнса — решение проблем, не предвосхищение.

Спасёт ли RIM новый CEO? Лазаридис и Балсилли уверены, что ставка выигрышная, но это вполне предсказуемая оценка для человека, которого они сами же в компанию и привели. А вот биржа встретила назначение очередным падением котировок. Акции RIM уже месяц торгуются вблизи исторического минимума, только за последний год похудев семикратно — и перемены в руководстве очевидно восприняты инвесторами как чисто косметические. Да Хайнс с этим и не спорит. Первое, что он заявил, приняв пост: необходимость в радикальных переменах отсутствует. Конечно, зачем они нужны, ведь спрос на BlackBerry-устройства ещё не иссяк, а компания до сих пор прибыльна! Больше того, чистый доход рос вплоть до прошлого года, и в 2011 финансовом (на начало календарного 2011) достиг рекордной отметки почти 3.5 млрд. долл.

Увы, это единственное чем может похвастаться RIM — и едва ли самое важное, учитывая, что в календарном 2011 даже бухгалтерия показала просадку. Все прочие «параметры жизнедеятельности» для канадского гиганта слабеют уже несколько лет: рыночная доля, рыночная капитализация, круг поклонников и партнёров.

Из каждых десяти продаваемых сегодня в мире смартфонов половина работают под управлением Android и в лучшем случае один — под BlackBerry OS. За планшетный сегмент RIM едва удалось зацепиться: потеряв как минимум полмиллиарда долларов на PlayBook, остатки которой пытаются сейчас сбыть по ликвидационным ценам, компания упрямо готовит второе поколение устройств (7-дюймовую модель весной и 10-дюймовую к Новому году) и надеется на реванш.

«У нас взрослый бизнес, а не какой-то там стартап! И управлять им нужно соответственно». (Торстен Хайнс)

Нисходящая спираль, из которой пионер мобильной индустрии не может выскочить уже четвёртый год, сформирована множеством причин. Задержки с выпуском, промашки с ценой, функциональные недосмотры, технические накладки — всё это происходило на наших глазах (см. «Куда движется Research In Motion», «Движение — жизнь»).

Но длинный перечень может быть заменён одним коротким, простым объяснением. Проблемы RIM начались, когда компания проморгала крутой поворот в предпочтениях масс: с появлением iPhone (как раз накануне первого обвала котировок RIM) мобильные устройства стали использовать не для связи, а для потребления контента. И даже сегодня, четыре года спустя, платформа BlackBerry этот поворот всё ещё не прошла.

Но может быть мы близоруки, может быть слишком спешим? Дешёвый, защищённый пейджинг сделал BlackBerry звездой, заметной до сих пор. Платформу всё ещё ценят в деловых кругах: благодаря богатому профессиональному инструментарию, интеграция BB-устройств в бизнес намного проще тех, что работают под iOS, а тем более Android или Windows Phone. Платформу ценят и обыватели: говорят, сравнительно недорогие смартфоны RIM по-прежнему вне конкуренции в тех уголках планеты, где сотовая связь несовершенна, а потому дорога. Да и в развитых странах малообеспеченные «низы» тоже отдают предпочтение BB (вспомните «Как управляли беспорядками в Лондоне»).

Так может и не так уж ошибается Торстен Хайнс, считая, что RIM на правильном пути и для компании важней долгосрочная перспектива, а не сиюминутная выгода? По мнению Хайнса, если что-то и нужно поменять в сторону ужесточения, так это дисциплину (проект сформулирован? Больше никаких дополнений, кратчайшим путём на конвейер!). А вертикальная интеграция (у RIM всё своё, кроме разве что микропроцессоров) и развитая экосистема сделают всё остальное. Довести до ума PlayBook 2, к следующей зиме отполировать BlackBerry 10 (бывшая QNX, см. «Новая надежда планшетной альтернативы»), дать крен в сторону консюмеров, и — терпеть!

Отсутствие фантазии — ещё один фактор, вменяемый в вину RIM. Та же Apple, начав с Айфона, расширила успех Айпадом, и сейчас наслаждается результатом: за последние три месяца одних только планшеток компания продала 15.4 млн. штук. А это между прочим больше, чем реализовали персоналок HP или Lenovo.

Какое-то время RIM действительно потерпеть в состоянии. Она всё ещё хорошо зарабатывает, и 1.5 млрд. долл. отложено про запас. Проблема, однако, в том, что если канадцам и удастся продавить рынок, вернуть расположение покупателей, то случится это не скоро. Негласный консенсус аналитиков таков: корпоративная инерция и объективные внешние факторы (конкуренты тоже не спят) дают RIM право надеяться — только надеяться! — увидеть первые плоды сегодняшних изменений не раньше, чем через три года. А это слишком долго.

Позволить себе применить в полную силу стратегию «пока толстый сохнет, тонкий сдохнет» компания не может: у неё банально не хватит запасов жира. Те же аналитики дают ей от года до полутора лет жизни максимум. Учитывая расхождение между желаемым и возможным, самым вероятным вариантом остаётся поглощение RIM более успешным соперником. Кандидат номер один — Samsung, но в списке потенциальных покупателей также Nokia и Facebook. Империя BlackBerry со всеми потрохами стоит сегодня каких-то 8 миллиардов долларов, сущие пустяки.

Что дальше? У Хайнса есть время до мая. Если разработанный к тому времени план действий не устроит инвесторов, сторонники продажи RIM активизируются с утроенной силой: ведь компанию важно продать, пока её технологии, патенты, а главное брэнд сохраняют хоть какую-то ценность!

Однако не исключено, что совет директоров таки не позволит пустить RIM с молотка. И тогда не исключается такой сценарий: Research In Motion прекратит выпуск мобильных устройств и превратится в провайдера услуг, адаптировав основные приложения (защищённая почта, пейджинг и пр.) для других платформ. Говорят, Торстену Хайнсу не привыкать хоронить бизнесы: его последней задачей в Siemens было как раз максимально безболезненное умерщвление производства мобильных телефонов.


RIM,BlackBerry,Торстен_Хайнс,QNX,мобильные_устройства




Евгений Золотов, 1999-2018. Личный архив. Некоторые права защищены