Барак остаётся. Что дальше?