Если приватность — аномалия, сможем ли её отстоять?