Биржа в эпоху глобального рынка: что останется России?